Анзор Бухарский «Обрезание»

Анзор Бухарский

Анзор Бухарский «Обрезание». Предоставлено автором

Меня не покидает ощущение, что все, что я делаю, — документирую время, традиции и обряды — очень важно. Когда-то это очень пригодится. Именно по моим фотографиям потом будут изучать историю моей страны, а не по глянцевым картинкам коллег с фальшиво улыбающимися ряжеными узбечками в хон-атласе на фоне HDR минаретов и куполов. Я часто успокаиваю себя: «Подожди, это пока никому не нужно, вот увидишь, уже твои дети будут пользоваться плодами твоих трудов. Ладно, не дети, внуки уж точно будут жить припеваючи, ты им оставишь отличное наследство – личный фотоархив» Удивительно, но такие простенькие параноидальные мотиваторы вправду работают, и я неустанно езжу в кишлаки к друзьям, в цыганские таборы к цыганам, просто слоняюсь с камерой по городу. Проходит время, просматриваю карточки и еще больше укрепляюсь в своих мыслях, а редкие публикации и вообще дают надежду, что успею застать славу лично, хотя бы ее хвостик.

В этот день я просто прогуливался по цыганскому поселку, заглядывая в дома знакомых и малознакомых, бесцельно фотографируя все, что казалось в тот момент интересным. Я часто фотографирую бесцельно, я ведь не журналист, меня не ждут в редакции с материалом, меня не сковывают жанровые рамки, я могу снимать забор, двор, людей, животных, могу не снимать совсем. Мне надоело, и я уже совсем собирался уходить из кишлака, как вдруг навстречу мне выбежала девочка-цыганка лет тринадцати: «Идемте уже скорей, Вас уже заждались!», — и за руку тянет меня к воротам какого-то дома. Возле ворот толпились люди, во дворе было не протолкнуться – начиналось большое семейное мероприятие. Оказалось, там ждали фотографа, он должен был снимать обрезание пятилетнего мальчика, и меня по ошибке приняли за приглашенного профессионала. Я без разговоров вошел, вытащил камеру и начал снимать. Фотограф, которого ждали эти люди, так и не пришел, зато я в свой следующий визит принес им распечатанные «десятки» (10х15), в том числе и этот кадр. На снимке во рту мальчика лепешка – такова традиция, чтобы от боли не прикусить язык. За руки мальчика держат два дедушки – со стороны матери и отца.


© Bleek Magazine. Текст: Анзор Бухарский.

Мы не просим нас хвалить или рекламировать. Но если вам понравился этот материал, нажмите кнопку «Like» или поделитесь им с друзьями. И тогда мы будем точно знать, какие публикации вам интересны. Оставляйте комментарии — мы любим общение.

Send this to a friend