Буйство красок, гротесковые образы, яркие и красивые женщины, рок-музыка, современное искусство — атмосфера фильма «Свинья» режиссера Мани Хагиги разрушает стереотипы о современном Иране

Свинья Мани Хагиги

Оригинальное название: The Pig
Режиссер: Мани Хагиги
В ролях:
Хассан Маджуни, Лейла Хатами, Лейли Рашиди, Париназ Изадйар, Сиамак Ансари и др.
Производство: Иран, 2018 
Хронометраж:
109 минут
Жанр:
 Комедия, драма 
Возрастное ограничение:
18+

Дата выхода: 19 апреля 2018 года

Страницы фильма: IMDb, Кинопоиск

Картина начинается со смелого пролога: на экране школьницы обсуждают жизнь любимых кинозвезд в социальных сетях, делают селфи, а в то же время посреди улицы столпились люди вокруг отрубленной головы известного режиссера. Все стремятся запечатлеть происшествие, чтобы выложить в Instagram.

Что большинство европейцев думает об Иране? Отсутствие прав и свобод, заблокированные социальные сети, жёсткая цензура, бесправные женщины, смертная казнь. Но с первых же кадров мы видим вполне обычный мир, где все пользуются Instagram и Twitter, представительницы прекрасного пола водят машину, курят, ходят в школу, работают, носят пусть целомудренные, но модные одежды Герои фильма — представители творческой элиты, которые также посещают выставки современного искусства, ночные клубы и закрытые вечеринки.

В центре этой яркой картины опальный режиссер Хасан Касми, которому правительство запретило снимать фильмы, и он вынужден довольствоваться съемками рекламы. Ему 50 лет, но это все ещё большой ребенок, вспыльчивый, нерешительный, который хочет всеобщей любви и признания. Хасан проводит жизнь в праздности: играет в теннис, где выплескивает свою агрессию, а свой протест выражает тем, что ходит в футболках AC/DC, Black Sabbath и Kiss, водит спортивную машину, обклеивает свой дом подростковыми постерами. У него репутация оппозиционера, борца с цензурой, но, возможно, он уже не способен снять шедевр как в былые времена.

Свинья, фильм Мани Хагиги

Кадр из фильма «Свинья». Предоставлено дистрибьюторской компанией A-one Films

Кризис у Хасана не только в творчестве: разлюбила и грозится уйти из дома жена, мать впала в маразм, продакшеном фильмов управляет дочь, а его главная актриса и любовница ушла к другому бездарному, но успешному режиссёру. В это время в городе орудует маньяк, который отрубает головы фестивальным гениальным режиссёрам и вырезает на лбу надпись “свинья”. Хасан нервничает — маньяк обходит его вниманием. Неужели он недостаточно таланлив? Только в объятьях матери Хасан находит утешение, она верит в сына и выражает надежду: “Ничего, этот убийца обязательно придёт отрезать голову и тебе, и вот тогда я его убью”. Старушка действительно способна на это, ведь она ходит по дому с дробовиком. В ожидании маньяка Хасан старается быть в центре скандала: ходит на опознания трупов, на похороны, посещает вечеринки а также тайно проникает в дом своего конкурента Саиди, где с ужасом узнаёт, что и «этот бездарь» удостоился чести быть убитым. А когда его муза и любовница Шива лишается головы, Хасан и сам попадает под подозрение. Абсурдное желание режиссера попасть в список жертв – яркая сатира на мир иранского бомонда: чтобы получить признание, нужен громкий скандал — твоя отрубленная маньяком голова в Instagram.

Свинья, фильм Мани Хагиги

Кадр из фильма «Свинья». Предоставлено дистрибьюторской компанией A-one Films

Вся абсурдность ситуации подчеркивается постоянной смены декораций. Вот Хасан на выставке современного искусства, где все пьют шампанское и обсуждают громкие убийства, демонстрируют модные наряды. Но никто на самом деле не смотрит на произведения, выставка лишь часть гламурного образа жизни элиты. Затем Хасан попадает на съемочную площадку, где пытается даже из рекламного ролика средства от насекомых сделать актуальное произведение искусства, забывая о том, что это лишь реклама, а не артхаусный фильм — красивые женщины танцуют в ярко-красных костюмах жучков и, задыхаясь от аэрозоля, блюют синей желеобразной массой. Продюсер рекламы говорит, что блевотина специальная, очень дорогая и заказана из Европы. Ирония проникает почти в каждую сцену: “Подсластите блевотину”, — просит молодая актриса из массовки. В костюме жучков Хасан с другом отправляются на гламурную вечеринку, где мужчины переодеты в женские платья, а женщины — в абсурдных карнавальных костюмах. Наблюдая всё это, мы понимаем, что суровый исламский Иран существует только в нашем воображении. В какой-то момент смена одной вечеринки на другую напоминает нашумевший фильм “Квадрат” Рубена Эстлунда, где герой, куратор галереи, разочаровывается в современном искусстве, которое стало частью образа жизни богатых, или сериал “Чёрное зеркало” — социальную сатиру на все пороки современного общества.

Свинья, фильм Мани Хагиги

Кадр из фильма «Свинья». Предоставлено дистрибьюторской компанией A-one Films

В “Свинье” все гонятся за популярностью, талант измеряется количеством лайков в соцсетях. В конце концов, Хасану, чтобы получить всеобщее признание, приходится инсценировать свою смерть. Когда он готов изобразить жертву, появляется настоящий убийца в маске свиньи, но мы так и не узнаем ни его личность, ни его мотивы. Мать исполняет свое обещание и убивает маньяка из ружья: свиная головаразлетается на куски, а Хасана волнует только пост и красивая фотография в соцсетях.

Тема социальных сетей — лейтмотив фильма, это площадка для высказывания и саморекламы интеллектуальной элиты. “Иран, каким вы его не видели” — таков смелый лозунг картины. В “Свинье” мы видим Тегеран как сменяющиеся картинки в Instagram — ярким, красочным, снятым преимущественно крупными планами. Каждый кадр фильма — произведение искусства: построение точных мизансцен, гротесковые костюмы и образы героев. Все это рисует другой Иран.

Свинья, фильм Мани Хагиги

Кадр из фильма «Свинья». Предоставлено дистрибьюторской компанией A-one Films

Кто же эта Свинья? Может, это государство, которое ввело цензуру на искусство, трансляцию западной музыки, Интернет. Ведь в список режиссеров с отрубленными головами попадает и сам Мани Хагиги, такую абсурдную шутку режиссёр включает вфильм для остроты сатиры, не щадит и своё имя. Хасан Касмаи — это образ целого поколения художников 60х — 70х, они не выросли из своих подростковых футболок с рок-музыкантами, из представлений о свободе творчества. В то же время сегодня эти режиссеры вынуждены с одной стороны работать в условиях цензуры, а с другой — соревноваться друг с другом в скандальности, ведь существует стереотип, что иранское кино интеллектуальное, проблемное, социальное. Например, Джаффар Панахи снимает фильмы, находясь под домашним арестом уже несколько лет, новые работы доходят до фестивалей абсурдным способом, на Каннский фестиваль его фильм привезли на флешке в торте, а стул как члена жюри кинофестивалей все ещё остаётся пустым. Свинья — самое сильное оскорбление для мусульман, но Хагиги готов смеяться и говорить правду об иранском мире бомонда.

© Bleek Magazine. Текст: Анна Карвалейру.


Мы не просим нас хвалить или рекламировать. Но если вам понравился этот материал, нажмите кнопку «Like» или поделитесь им с друзьями. И тогда мы будем точно знать, какие публикации вам интересны.

Send this to a friend