Посетив выставку лучших работ недавних выпускников в The Photographer’s Gallery (Лондон), Ксения Белаш рассказала нам о том, какие темы волнуют сегодня молодых западных фотографов

Fresh Faced + WIld Eyed 2015

С середины июня в The Photographer’s Gallery (Лондон) проходит показ работ недавних выпускников университетских фотографических программ. Выставка, проводящаяся по итогам ежегодного конкурса, называется Fresh Faced + Wild Eyed, то есть, «свежие лица + горящие глаза». На плечи двадцати двух «свежеликих» победителей ложится непростая задача: по идее, именно их работы должны представлять срез самого актуального, яркого и интересного в современной западной фотографии. Впрочем, опыт подсказывает, что от выставки не следует ожидать многого: какой-либо объединяющей идеи тут нет, зато есть необходимость представить разнообразные жанры фотографии. Выглядит Fresh Faced + Wild Eyed обычно разношерстно и неровно. Но именно благодаря этой неровности на фоне заурядных работ выделяются весьма интересные серии.

Fresh Faced + WIld Eyed 2015

Экспозиция Ребекки Шейнберг

Нынешняя экспозиция, традиционно занимающая два верхних этажа галереи, в этом плане похожа на предыдущие. Разброс в этом году довольно сильный. Нашлось место как для глянцевых, технически безупречных работ Ребекки Шейнберг, так и для сугубо концептуальных проектов, в которых эстетическая составляющая особой роли не играет (как, например, в серии Уильяма Эштона Token Intimacy).

Fresh Faced + WIld Eyed 2015

Экспозиция Джеймса Белла

Некоторые серии, вроде Beach Boys Джеймса Белла, Kothis, Hijiras, Giriyas and Others Чаран Синга и X-ray, inside Venezuelan Public Hospitals Бетти Лоры Запата представляют собой качественные и в то же время совершенно предсказуемые образцы документальных проектов. При всем уважении к их авторам, эти работы определенно не могут претендовать ни на свежесть в плане формы или концепции, ни на особую глубину работы с материалом. Тем не менее, такой тип проектов составляет неотъемлемую часть многих сборных выставок. Трудно избавиться от ощущения, что выбор именно этих серий обусловлен, в первую очередь, необходимостью совершить политкорректный реверанс в сторону постколониализма и бывших субалтернов.

Fresh Faced + WIld Eyed 2015

Экспозиция Аиды Силвестри

Но это вовсе не значит, что в рамках постколониальной теории невозможно создать что-то свежее и запоминающееся. Так, например, работа Аиды Силвестри Even this will pass, исследующая проблему трафикинга и травматический опыт нелегальных иммигрантов из Эритреи, хоть и грешит избыточной прямолинейностью, кажется интересной. Путем предельной расфокусировки Силвестри скрывает лица своих героев — жест, который можно интерпретировать как сопротивление модели «прямого», классифицирующего антропологического портрета, ставшего одним из важных инструментов колониального проекта.

Поверх фотографий Силвестри вышивает путь, проделанный ее героями из Эритреи в Лондон — прием, хоть и не новый, но все равно визуально сильный: в изломанных, нервных, тонких линиях, сплетающихся в конце концов в странную цветную паутину, угадываются хрупкие судьбы портретируемых. Их истории, рассказанные столь же хрупким поэтическим языком, размещены по соседству с фотографиями.

Fresh Faced + WIld Eyed 2015

Экспозиция Эммы Гранер

Негласное правило: где обнаружишь постколониальную тему, непременно найдешь и гендерную. Среди шести работ, так или иначе затрагивающих эту проблематику, наиболее яркой кажется серия Эммы Гранер Self, в рамках которой художница исследует и примеряет на себя различные формы репрезентации женской сексуальности в социальных медиа. Гранер особенно занимает одно из главных визуальных проявлений эпохи 2.0 — феномен селфи. Именно этот тип изображения ложится в основу проекта, хотя формально серия представляет собой набор совершенно разных форматов: от игривых gif-изображений и пикселированных стоп-кадров из домашних порно-роликов до глянцевых студийных эротических съемок.

Заниматься сознательной самообъективацией, то есть конструировать собственный образ в качестве объекта-услады мужского взгляда — стратегия, конечно, далеко не новая. Своим появлением она во многом обязана вошедшему в канон феминистической литературы тексту Лоры Малви «Визуальное удовольствие и нарративное кино». С момента его публикации прошло ровно сорок лет, однако отголоски этого эссе по-прежнему бороздят просторы воображения художников, работающих с феминистической и queer-тематикой. Каждый год обязательно появляются проекты с сопровождающим текстом, поясняющим, что автор обращает на себя камеру с намерением присвоить себе контроль над собственным образом. Делается это обычно с целью оказать сопротивление доминирующему мужскому взгляду и визуальным кодам, которые бессознательно навязываются масс-медиа.

Работа Гранер интересна не столько благодаря, сколько вопреки использованию этого ставшего общим местом приема. Свежесть ее серии во многом обусловлена именно той точностью и ироничной легкостью, с которой автор воспроизводит визуальные коды современного интернет-пространства. Кроме того, в постановочных съемках, где Гранер предстает в облике работниц порно-индустрии, позирующих в гостиничных номерах в жанре документального «типологического» проекта, угадывается сарказм относительно критического потенциала такого рода работ. Насколько критически актуален проект самой Гранер, сказать трудно — как бы то ни было, есть ощущение, что ее ирония в каком-то смысле автореферентна.

Fresh Faced + WIld Eyed 2015

Экспозиция Франчески Джейн Аллен

Стоит заодно отметить ироничность соседства этой работы с серией Франчески Джейн Аллен Girls, girls, girls. Оказавшись в таком контексте, серия Аллен обнаруживает ряд любопытных коннотаций, вряд ли заранее предусмотренных автором. В рамках своего проекта Аллен, любимица модных молодежных журналов вроде ID и Dazed&Confused, уже несколько лет снимает девочек-подростков. По ее собственным словам, она документирует своеобразие периода взросления. Можно было бы сказать, что незаурядность этих фотографий заключается в диссонансе между наивно-милой «девичьей» эстетикой (пленочное зерно, мягкий естественный свет, пастельные тона, рюши-цветочки прилагаются) и откровенным содержанием некоторых снимков. Но это было бы лишь полуправдой. На самом деле, цепляет в этой серии то, что Аллен не боится заигрывать с одним из главных табу современности — подростковой сексуальностью. Снимая своих — внешне очень юных — моделей обнаженными, фотограф рискует навлечь на себя обвинения в эротизации детского тела, которые на фоне непрекращающейся паники вокруг педофилии могут иметь особенно неприятные последствия. В то же время, соседство этих фотографий с серией Гранер наводит на мысли о том, какое влияние медиа (включая те самые журналы, в которых публикуется Аллен) оказывают на формирование подростковой сексуальности. В этом смысле грань между документацией и созданием реальности становится практически неразличимой.

Fresh Faced + WIld Eyed 2015

Экспозиция Маркуса Бойла

Если в случае с Аллен подобные размышления возникают как побочный эффект от просмотра, то Маркус Бойл вопросом об этической составляющей процесса документации задается вполне осознанно.

В своих видео Consent, Contract и Exploitation он выводит на поверхность те аспекты взаимодействия между документирующим, документируемым и зрителем, которые в подавляющем большинстве случаев остаются за кадром. Работа Бойла не только рефлексивна, но и перформативна. Например, в видео Сonsent фраза героя о передаче авторских прав Бойлу, записанная на камеру, обусловливает саму возможность легально выставлять видео в галерее. В то же время Бойл не скрывает обстоятельств разговора, в рамках которого звучит эта фраза — они и составляют суть работы. В процессе записанной на видео и диктофон беседы он оказывает жесткое психологическое давление на своего собеседника, лжет ему и фактически вынуждает в конце концов произнести то, что позволит работе получить публичное распространение. Таким образом зритель оказывается полноценным соучастником акта насилия над объектом съемки, чей социальный статус, как и у героев других работ Бойла, предельно низок (в этом случае герой изначально должен был участвовать в записи видеопроб для театра бездомных).

Шокотерапевтическая стратегия Бойла отчасти сопоставима с работами скандально известного современного художника Сантьяго Сьерра. Грубо нарушая негласные этические конвенции, но при этом формально действуя в рамках закона, тот ставит зрителя перед фактом системных социальных проблем, на которые принято закрывать глаза. Сталкиваясь буквально лицом к лицу с людьми, ставшими заложниками существующего порядка , зритель не может абстрагироваться от происходящего, равно как и от неудобных вопросов к самому себе и своей роли в этих отношениях. Однако важная особенность подхода Бойла в том, что его основной медиум — его собственные отношения с героями: он не просто системно вовлечен в систему насилия, а переживает это насилие непосредственно, пропуская через себя и пожиная его плоды. Предметом его рефлексии становится не только социальная несправедливость, но и сам формат документальной видеосъемки: потенциал неравенства и власти оказывается заложен в самом съемочном аппарате.

Fresh Faced + WIld Eyed 2015

Экспозиция Доминика Хоугуда

Доминик Хоугуд, чья работа Under the Influence успела собрать целый ряд важных наград, включая BJP International Photography Award, тоже исследует природу документалистики, хотя и в другом ключе. Его в первую очередь интересуют проблемы истинности и подлинности применительно к постановочной фотографии. Может ли симуляция не просто быть вторичным слоем реальности, а в прямом смысле становиться ею? И что вообще такое реальность в мире бесконечно множащихся симулякров?

В поисках ответов на эти вопросы художник обращается к практике реэнектмента, который он, вслед за теоретиком Блэксоном1, трактует как «трансформацию посредством воспоминаний, теории и истории». Предметом его исследования становится событие, возникающее непосредственно в процессе документации. Эту динамическую точку сцепления прошлого и настоящего Хоугуд называет «терапевтическим реальным».2 В рамках Under the Influence он, задействуя участников происходившего, документирует реэнектменты сцен экзорцизма, подсмотренных в пятидесятнических церквях, которые он регулярно посещал на протяжении проекта. В итоге его работы, выполненные в подчеркнуто искусственной, холодной, коммерческой эстетике рекламного лайтбокса, претендуют на то, чтобы утвердить новые границы «документального» и «правдивого».

Fresh Faced + WIld Eyed 2015

Экспозиция Тани Зоммер

Некоторым авторам удается сочетать терапевтический подход с классическим документальным форматом. Используя камеру как механизм критического отстранения с одной стороны, а с другой стороны, задействуя ее сближающий потенциал, Таня Зоммер (Dailies) и Шан Дейви (Looking for Alice) не просто запечатлевают повседневную реальность, но и преображают ее, попутно переосмысляя свой травматический опыт.

Направляя объектив на себя и своего мужа, Зоммер, решившаяся прибегнуть к суррогатному материнству, символически материализует процесс беременности, вынесенный за пределы ее собственного тела. Если не знать контекста, серия может показаться однообразной. Несмотря на ее очевидную кинематографичность, в кадре, как правило, ничего не происходит. Но стоит лишь приглядеться — и станет понятно, что этот эффект намеренный. Весь проект, выполненный в форме интимного визуального дневника,- это мучительное, растянутое во времени, тревожное ожидание грядущих перемен.

Fresh Faced + WIld Eyed 2015

Экспозиция Шан Дейви

Проект Дейви не менее личный: в нем она фокусируется на своих отношениях с дочкой, которая родилась с синдромом Дауна. Создавая лиричный портрет Элис, Дейви разрушает стереотипную связку “нормальность-красота”. Однако камера нужна ей не для того, чтобы эстетизировать “неудобную” реальность, а скорее для того, чтобы научиться замечать и ценить то важное, что рискует ускользнуть в стремительном потоке дней.

Примечания:

1. Robert Blackson. Once More. With Feeling: Reenactment in Contemporary Art and Culture. Contemporary Art Journal, 66,1, 2007

2. Dominic Hagwood. The Therapeutic Real. MA Thesis, 2014

© Bleek Magazine. Текст и изображения: Ксения Белаш.

Send this to a friend