Отдельные мотивы абсурдистского рассказа Харуки Мураками «Сжечь сарай» превратились в фильме «Пылающий» Ли Чан-Дона в реалистичную историю о циничных психологических играх южнокорейской молодежи

Пылающий Ли Чан-дона
Оригинальное название: Burning
Режиссер: Ли Чан-дон
В ролях: 
Ю А-ин, Чон Джон-со, Стивен Ян
Производство: Южная Корея, 2018 
Хронометраж:
148 минут 
Жанр:
 детектив, триллер,  драма 
Возрастное ограничение:
18+

Дата выхода: 05 июля 2018 года

Страницы фильма: IMDb, Кинопоиск

Получивший образование в области литературы Джонг-Су (Ю А-ин) работает на низкооплачиваемых подработках в одном из провинциальных городов недалеко от границы с Северной Кореей. Около торгового центра он встречает Хэ-Ми (Чон Джон-cо) – девушку из его родной деревни, которая халтурит здесь промоутером на выезде. Уличная суета, загазованный городской воздух, безликий дизайн зданий, дым сигарет, которые постоянно смолят герои, дешевая закусочная – такова атмосфера, в которой начинают складываться отношения между молодыми людьми. Тесная камера съемной квартиры Хэ-Ми, где вещи в единственной комнате занимают все свободной пространство, а за окном в безжизненном летнем небе царит шпиль соседской высотки – таков антураж их первого секса.

Джонг-Су, молодой человек с простоватым лицом, мечтает стать писателем. Хэ-Ми, посещающая курсы пантомимы, также мечтает о чем-то большем. На свои скудные сбережения она покупает путевку в далекую и прекрасную Кению и просит Джонг-Су кормить кота на время её отсутствия. Таинственный кот, который так ни разу и не покажется в квартире Хэ-Ми, сцена с чисткой воображаемого мандарина (это тот из обрывков рассказа Мураками, что дошли до экрана) – все это задает одну из важнейших тем фильма – тему человеческого воображения.

Пылающий Ли Чан-дона

Кадр из фильма «Пылающий» Ли Чан-Дона. Предоставлено кинопрокатной компаний «ПроВзгляд»

Джонг-Су и Хэ-Ми, выходцы из крестьянской общины, каждый по-своему очарованы возможностями и перспективами жизни в большом мире. И образ этого большого, денежного и холодного мира немедленно материализуется на экране в лице 30-летнего Бена (Стивен Юн), с которым Хэ-Ми познакомилась в Найроби. Иностранное имя, снисходительно-вежливые манеры, новенький чёрный «Порш». На этом фоне потрепанный, разбитый на проселочных дорогах грузовичок Джонг-Су и его простонародная привычка кланяться сразу дают понимание того, кто будет подвозить девушку до дома. Джонг-Су, ехавший в аэропорт встречать Хэ-Ми, получает первый болезненный щелчок от уверенного соперника, пусть даже отношения между ним и девушкой пока не ушли дальше случайного секса.

Можно вспомнить такие фильмы как «На ярком солнце» Рене Клемана или «Золотая молодежь» Уита Стиллмана – кинематограф всегда выигрывал от обращения к теме неравенства, играя на контрасте социальных статусов и вызванных в связи с этим душевных терзаниях. «Пылающий» не становится исключением, но прокладывает этот вечный (со времен Петрония) сюжет по свежим тропам. Получившийся на экране любовный треугольник Ли Чан-Дон развивает в двух направлениях – социологическом и психологическом. В фильме мы видим тонко обрисованный поведенческий этикет успешной городской молодежи, которой важна стайность, некая условная общность, встречи среди равных по статусу, которых можно называть друзьями и обмениваться некими понятными сигналами о клубах, вечеринках, туристических поездках. Приглашаемый на эти вечеринки Беном и Хэ-Ми Джонг-Су выигрышно оттеняет своей бедностью и угловатостью блеск золотой молодежи, становится необходимым очевидцем успешной жизни, тем зеркалом, перед которым обладатель может щегольнуть своим достатком.

Пылающий Ли Чан-Дона

Кадр из фильма «Пылающий» Ли Чан-Дона. Предоставлено кинопрокатной компаний «ПроВзгляд»

Все это очевидно для самих героев и вызывает у них, конечно же, различные реакции – Бен снисходительно упивается своим положением, Хэ-Ми простодушно радуется возможному переходу на новый уровень, Джонг-Су смотрит исподлобья и разве что не скрипит зубами. Девушка из сельского детства, которую он едва узнал при встрече, становится для него ускользающим из рук выигрышем, фетишем, перехваченным успешным соперником. Ли Чан-Дон великолепно пользуется этой сосредоточенностью молодых людей друг на друге и вводит в фильм как бы четвертое измерение. Им становится в высшей степени поэтический контраст между штампованной городской жизнью и одухотворенностью природы.

Ферма Джонг-Су для «Пылающего» является тем эпицентром фильма, в котором зарождающийся конфликт получает точное психологическое прочтение. Это место, где живет Джонг-Су, принадлежит его отцу, попавшему в тюрьму за побои и не способному контролировать свой гнев. Это типичное единоличное хозяйство с одноэтажным домом, коровником, запахами скошенной травы и навоза. Внезапно для Джонг-Су к нему приезжают Бен и Хэ-Ми. Черный «Порш» останавливается в пыли у крыльца и счастливые горожане располагаются в шатких шезлонгах, чтобы наcладиться пасторальной жизнью и затяжкой косяка. Наступающий вечер, несущаяся откуда-то издалека северокорейская пропаганда, ветер, развевающий волосы Хэ-Ми, танцующей полуголой в сумерках, взгляды мужчин — один ироничный, второй горящий ревностью, черные ветки, качаемые ветром на фоне угасающего неба.

Пылающий Ли Чан-Дона

Кадр из фильма «Пылающий» Ли Чан-Дона. Предоставлено кинопрокатной компаний «ПроВзгляд»

Здесь, на ферме, этот социальный мезальянс из начинающего писателя, романтичной девушки и городского плейбоя (а можно сказать, что из люмпена, шалавы и мажора) достигает эмоционального накала. И мы видим как этот сельский ветер уносит социальные типажи, оставив на экране еще один вечный треугольник – Пьеро, Арлекино, Коломбина. Сельский простак, злой шут, красивая дурочка. Бен рассказывает Джонг-Су о своем странном увлечении, сжигании теплиц, и о том, что еще одна теплица будет сожжена совсем рядом с домом Джонг-Су, буквально в двух шагах. Но поклонник Фолкнера так и не понимает этой прозрачной и издевательской метафоры. И финальная месть Джонг-Су Бену — это месть за растоптанный и опошленный Беном выдуманный образ Хэ-Ми.

«Пылающий» Ли Чан-Дона представляется мне великолепным исследованием нравов пост-индустриального общества, фроммовского типа аналитикой причин душевной тупости, этической нечистоплотности и цинизма. Прекрасная игра молодых актеров, тонкая режиссура и умный сценарий делают фильм классического уровня историей о потерянной юности, упущенной самореализации и несложившихся жизнях.

© Bleek Magazine. Текст: Станислав Лукьянов.


Мы не просим нас хвалить или рекламировать. Но если вам понравился этот материал, нажмите кнопку «Like» или поделитесь им с друзьями. И тогда мы будем точно знать, какие публикации вам интересны.

Send this to a friend