Ольга Бубич посетила выставку Стива МакКарри в Италии, знаменитую тем, что один из представленных на ней снимков недавно стал поводом для международного скандала в мире фотографии, поставив под сомнение репутацию гиганта  «National Geographic».

Стив Маккарри

Фрагмент экспозиции «Мир Стива МакКарри» в Венария Реале, Пьемонте, Италия. Фото Стива МакКарри: Портрет Шарбат Гула, афганская девочка. Лагерь беженцев Насир-Баг недалеко от Пешавара, Пакистан, 1984.

Американца Стива МакКарри называют одним из «величайших мастеров современной фотографии», «именем-иконой пантеона National Geographic». На сегодняшний день в его копилке – более 40 международных наград, среди которых – две победы в конкурсе «Нобелевки в мире фотографии», первые места в «World Press Photo». Этой весной трон гиганта трэвел фотографии, однако, пошатнулся: на одной из фотографий, представленных в экспозиции его масштабной выставки «Мир Стива МакКарри» были замечены грязные следы манипуляций с изображением. В течение месяца в нескольких десятках других снимков автора была обнаружена обработка.

Передвинутый с помощью нехитрых манипуляций желтый столб дорожного знака, который вдруг «вырос из ноги пешехода» первым заметил итальянский свадебный фотограф Паоло Вильоне, описавший свое открытие в персональном блоге:

«Я что-то не очень понял, что творится с цветом. Но, учитывая то, что фотография распечатана размером два метра по большей стороне, мое внимание привлекло еще кое-что: в нижней части изображения, узком пространстве с арками, было явно что-то не так с человечками. […] Как будто кто-то вдруг решил немного отодвинуть на задний план одного из героев. Как это сделать? Легко: инструментом «clone stamp» переносим его назад, а затем дорисовываем желтый столб. При этом, однако, нужно не забыть подчистить оставшиеся следы, например части этого самого столба, выросшего из ноги пешехода, или достроить недостающие части – например ступни. А вот эту часть работы кто-то и не сделал. Поймали!»

Простодушный итальянец никак не подозревал, что его ироничная онлайн заметка послужит причиной международных дебатов и заставит самого МакКарри хорошенько поразмыслить в интервью журналу «Time» над формулировкой убедительных объяснений его особенного отношения к документальности.

Появление в свите короля усердного слуги юного дизайнера – программы «Photoshop» – разделило мир неравнодушных к фотографии на два лагеря: тех, кто игры с реальностью американцу простить не могут, и тех, кто считает, что красота требует жертв. Тот же, застукавший мэтра, итальянец Вильоне в своем блоге пояснит:

«Хочу, чтобы всем было понятно: дело не в самом Стиве МакКарри, скорее в том человеке, который обрабатывал фотографию и, видимо, переусердствовал. Также важно добавить, что я сам не считаю МакКарри документальным фотографом в классическом смысле слова, для меня он скорее близок к художнику в области фотографии: поэтому свои фотографии он, конечно, подвергает обработке, и даже очень сильно, если ему так нравится. Кому какое дело – лично мне все равно».

Стив Маккарри

Фрагмент экспозиции «Мир Стива МакКарри» в Венария Реале, Пьемонте, Италия. Фото Стива МакКарри: Ангкор, Камбоджа, 2000

Как показывает статистика посещения выставки МакКарри в итальянском Пьемонте, «все равно» не одному Вильоне. С огромным интересом и восхищением рублем (а точнее, евро) за американца проголосовали более 700 000 зрителей, которые добрались до туринского пригорода, чтобы самостоятельно разобраться: можно ли на алтарь красоты в фотографии принести жертву достоверности.

Причин неколебимой популярности «Мира Стива МакКарри» несколько. Во-первых, его ранние снимки действительно успели обрасти статус любимых. Дело в том, что в каждом виде и жанре искусства есть произведения, которые знают абсолютно все. Влюбленные Родена – в скульптуре, пирамиды и Великая каменная стена – в архитектуре, загадка улыбки Моны Лизы – в живописном портрете. Образы, знакомые каждому с детства, тиражируют в открытках, брелках и сувенирах, а историям их создания посвящают бесчисленные документальные передачи и статьи. Фотография, как одна из самых молодых и весьма быстро взрослеющих «внучек» живописи, подобными легендами пока еще только начинает обзаводиться, но тем любопытнее зрителям и критикам следить за неожиданным ростом популярности того или иного изображения.

Работа МакКарри с портретом Шарбат Гулы, широко известная также под названием «портрет афганской девочки» уже не первое десятилетние стойко занимает позицию в пятерке «самых-самых». Сердца зрителей всего мира она завоевала после появления на обложке журнала «National Geographic» в июне 1985 года. И, как водится в лучших образцах сериально-пиарного искусства, история даже обрела продолжение: 17 лет спустя повзрослевшую и ставшую женой и матерью Шарбат отыскала (и, ясное дело, сфотографировала), во главе с самым МакКарри, команда «National Geographic».

Стив Маккарри

Фрагмент экспозиции «Мир Стива МакКарри» в Венария Реале, Пьемонте, Италия.

Определенная доля популярности итальянской выставки также связана с нестандартной организацией ее экспозиции. Более 270 фотографий, которые можно увидеть до конца сентября этого года, расположились в весьма необычном для фотовыставки месте – амбаре конюшни. Однако, не спешите удивляться. То, что возникает у вас в воображении как реакция на слово «конюшня», не имеет ничего общего с ассоциациями среднестатистического итальянского зрителя или куратора. Выставка «Мира Стива МакКарри» разместились в огромном пространстве «читронерии» – красивом слове, которое вы не найдете ни в одном словаре. На самом деле оно обозначает не что иное, как амбар для хранения цитрусов в зимние месяцы, и располагается на территории королевских конюшен в загородном королевском дворце Венария Реале, близ столицы Пьемонта – Турине, кстати, одной из первых столиц Италии. А интерьеры помещений, отведенных под выставку МакКарри, скорее отсылают к пространствам и атмосфере Эрмитажа: изящно украшенные лепниной окна, из которых струятся лучи света, просторный зал, одновременно поражающий размахом и легкостью.

Кстати, тема помещений королевских размахов кураторам экспозиций МакКарри как раз, видимо, очень близка: всего несколько месяцев еще одна выставка этого американца прошла в одном из пространств питерского Эрмитажа, в Главном штабе, правда была представлена в гораздо более скромных объемах – примерно 80 снимков.

Стив МакКарри

Фрагмент экспозиции «Мир Стива МакКарри» в Венария Реале, Пьемонте, Италия.

Помимо дизайнерских преимуществ, Венария Реале была выбрана и из-за своего туристического потенциала. С прилегающими к ней постройками и огромным садом, в 2014 году Венария была стала самым посещаемым туристическим местом в Италии: почти 600 000 зрителей за период предыдущих 7 семи лет побывали на 2 450 концертах, 350 мероприятиях и 29 выставках, организованных в помещениях королевского комплекса. Цифры, к слову сказать, принесли итальянцам доход в более 3 миллионов евро. Ну что – чем не место для демонстрации красочных работ, понятных даже тем, кто совершенно не разбирается в современной фотографии? И действительно: среди неслышно перемещающихся по амбару-галерее зрителей – родители с колясками, подростки с телефонами, туристические группы из Азии и любопытные бабушки. «Как же красиво!» – шепчут друг другу держащиеся за руку итальянские влюбленные.

Стив МакКарри

Фрагмент экспозиции «Мир Стива МакКарри» в Венария Реале, Пьемонте, Италия.

Стоит также отметить удачное решение выставочного пространства «читронерии». С потолка, по периметру которого располагались «окули», круглые окна под потолком, позволяющие лучам под почти вертикальным углом освещать пространство зала, и почти до самого пола простираются прозрачные полотна тканей-холстов: как раз на них и закреплены на разной высоте фотографии. Благодаря этим полупрозрачным ширмам, весь ангар делится на неравные помещения-комнатки, где зритель имеет возможность один на один побыть со снимками из разных уголков земного шара.

Сквозь каждый из холстов, слегка двигающихся в потоках воздуха, проступают фигуры других зрителей, замерших перед очередной работой – «по ту сторону» то ли континента, то ли времени. Недостижимая высота потолка, спокойствие и немногословность, изолированность тебя – зрителя, – и квадрата пространства: все способствовало погруженности в чужие и собственные воспоминания. Красота здесь на самом деле работает в идеально выстроенных для этого условиях: интимном контакте с произведениями искусства.

Стив МакКарри

Фрагмент экспозиции «Мир Стива МакКарри» в Венария Реале, Пьемонте, Италия.

Еще одна яркая особенность творчества МакКарри, роднящая его с живописцем – это цвет. Рассматривая лазурные и охристые хиджабы, алых мальчиков из Бирмы, небесного цвета стены индийских лачуг в Раджастане, приходишь к выводу, что цвет является отдельным, самодостаточным героем сюжетов американца, а он сам, перефразируя знаменитое высказывание еще одного автора «Магнума» – волшебного затейника Георгия Пинхасова – «идет за цветом и видит цвет».

Между тем, предположение о преданности цвету подтверждает и сам МакКарри. Его тихий, слегка монотонный, убаюкивающий голос из бесплатного аудиогида рассказывает историю рождения одно из его снимков – собравшихся то ли в хоровод, то ли в странный танец, женщины в красных сари, закрывающих лица от песчаных воздушных потоков.

«Помню историю создания этого снимка, – признается вам на ухо МакКарри, – кстати, одного из моих любимых. Я ехал в Раджастан в такси, и по пути меня застала песчаная буря. Первой мыслью было закрыть все окна в машине и переждать, но вдруг я подумал: «Постойте-ка минутку! Какой цвет! И ведь разве не для хороших фотографий я приехал сюда? Как я могу прятаться?» Я тут же выбрался из машины и начал снимать…».

Разглядывая снимок, задумываешься: о чем эта фотография? О ситуации, о мгновении, о цвете, враз вспыхнувшем выстрелом алого пятна в тусклой песчаной массе? А может быть, о жизни и ее красоте, которая вдруг может открыться фотографу в мире, далеком от привычных представлений том, что есть и может называться красивым.

Стив Маккарри

Фрагмент экспозиции «Мир Стива МакКарри» в Венария Реале, Пьемонте, Италия.

И такого рода историй у МакКарри заготовлена масса. На снимке со змеей, ползущей мимо гамака со спящей матерью и ребенком, автор цепляется за неизвестность, пустую страницу в окончании истории снимка, будучи пораженным гармонией ритма параллельных линий пола и извилистых – тела змеи и гамака. Фотографа завораживает традиционная раскраска представителей вымирающих племен, оттенки кожи и тканей, цвет стен заброшенных деревень и крупных городов. Немного странно, но все же ловишь себя на мысли о том, что он на самом деле далек от желания намеренно подорвать репутацию фотожурналистики. Темы, с которыми фотограф работает на протяжении последних десятилетий карьеры, видятся затрагивающими вопросы другого порядка – того, что можно описать, прежде всего, в категориях эстетики.

Сам Стив МакКарри в интервью «Times» объясняет: «Я всегда позволял своим фотографиям самостоятельно рассказывать свои истории, но сейчас я понимаю, что люди ожидают от меня четкого указания категории, к которой я себя отношу. Поэтому я отвечу, что сегодня считаю себя визуальным рассказчиком. Годы, когда я освещал военные конфликты, остались в далеком прошлом».

Стив МакКарри

Фрагмент экспозиции «Мир Стива МакКарри» в Венария Реале, Пьемонте, Италия. Фото Стива МакКарри: Пешавара, Пакистан, 1984.

«Сказочник» или «фотожурналист»? «Красота» или «достоверность»? Хитрец МакКарри совершенно не заинтересован в противопоставлении таких полярных понятий. Ведь его собственная реальность, тот самый «мир», вынесенный в название итальянской экспозиции, живет по собственным правилам, где рыбаки со Шри-Ланки становятся танцорами диковинного балета, индийский пастух в красном тюрбане – изящным щеглом, а нищая афганская девочка – Мона Лизой.

© Bleek Magazine. Текст и изображения: Ольга Бубич

Send this to a friend