«ФотоДепартамент» показал в Центре фотографии имени братьев Люмьер «Опыты броуновского движения» — разнообразные эксперименты в поле современной фотографии двенадцати молодых авторов из Москвы, Челябинска и Санкт-Петербурга под кураторством Надежды Шереметовой. Анна Комиссарова разбиралась, почему они оставляют ощущение неполноты

Опыты броуновского движения

Фотография © Анна Марченкова

Питерский «ФотоДепартамент» устраивает выставку в Москве не в первый раз. Прошлой весной он предлагал «Заглянуть в нее» — в молодую концептуальную цифровую фотографию в муниципальной галерее «На Шаболовке». Там не было ни порнографии, ни гомосексуализма, ни оскорбления религиозных чувств или критики власти — ничего, что обычно возмущает неискушенных зрителей в современном искусстве, но жители района все равно возмутились. Возможно, их возмутил разрыв фотоизображения с референтом и отказ от документальности — просвещенный мир принял новый язык еще в 80-х. Не желая признавать реальность как конструкцию разных взглядов, и конкретно — взглядов молодых фотографов с «отфотошопленными мозгами», посетители выставки негодовали на страницах жалобной книги и даже вызывали священника, чтобы тот защитил их представления о прекрасном.

Опыты броуновского движения

Фотография © Надежда Шереметова

Но такая реакция скорее льстит новаторской организации, которая стремится преодолеть советскую школу фотографии и дотянуться — теоретически, методологически и визуально — до уровня Европы. Причем не просто дотянуться, но и включить российских авторов в зарубежный контекст. В Москве она прежде всего известна как «ФотоДепартамент.Институт» — молодая и прогрессивная питерская фотошкола, задуманная как российский аналог магистерских программ зарубежных университетов по изучению фотографии, чьи выпускники действительно дотягиваются, включаются и становятся призерами фотоконкурсов, обладателями зарубежных премий и участниками международных выставок. Ксения Юркова получила Gomma Photography Grant 2014 на издание фотокниги. Юлия Бориссова в этом году попала в финал Belfast Photo Festival. Книги Ирины Задорожной и Юрия Гудкова вошли в шорт-лист Unseen Photobook Award 2015.

Гораздо менее «ФотоДепартамент» известен в Москве как фонд, который поддерживает современных российских  авторов, независимо от прочности их связей с институтом, и проводит персональные и групповые выставки. Среди участников «Опытов» есть Александр Седельников, который, как и Яна Романова, сначала учился на «Фотофакультете» в Санкт-Петербурге, а затем — в Амстердаме в Gerrit Rietveld Academie, Юлия Спиридонова — студентка Массачусетского Колледжа Искусств, Анастасия Тайлакова и Михаил Новицкий, успевшие поучиться и в Школе им. Родченко, и в «ФотоДепартаменте».

Опыты броуновского движения

Фотография © Анна Марченкова

И все же выставка выглядит цельной, опыты — схожими, а движение — направленным, несмотря на разный бэкграунд авторов. От их работ веет тем же холодом отстраненного концептуализма и формальной эстетики, который дует из приоткрытого окна в европейскую фотографию. Очищенные от локальных контекстов, эти работы описывают экзистенциальные проблемы отчуждения, утраты реального, поиска свободы — красиво, нервно и свежо. (Похожие проблемы на снимках Европа откапывает под скандинавским снегом). Сюда же примешиваются проблемы медиума — слишком материального, чтобы изображать незримое. Поэтому фотографии либо тяготеют к абстракции, позволяя смыслу родиться в промежутках белых стен, либо превращаются в инсталляции и объекты, оставляя большую свободу для интерпретаций. О личном авторы говорят в терминах субъективности, видимого, наблюдаемого и воображаемого — возвышаясь над обыденным и делая вид, что оно может существовать в отрыве от политического.

Юрий Гудков в работе «Следи за тем, что видишь» размышляет об уязвимости позиции наблюдателя. Фрагменты внешней реальности проникают сквозь взгляд в домашнее укрытие, разрушая иллюзию защищенности. Текст экспликации слишком явно отсылает к идеям Жоржа Диди-Юбермана, хотя, кажется, здесь и без него можно легко обойтись.

Опыты броуновского движения

Фотография © Анна Марченкова

Ирина Задорожная в проекте «Эффект наблюдателя» соединяет космические просторы и эстетику молодежного зина. Она инсталлирует кантовское возвышенное в пространство галереи вместе с инопланетными камешками и повисшими в воздухе водными ландшафтами, моделируя взгляд в беспредельность в состоянии невесомости.

Замкнутый и герметичный проект Анастасии Тайлаковой «Not Applicable» — о тотальности отчуждения. Помимо фотографий обыденности, на которых даже микроволновка выглядит чем-то чужеродным и подозрительным, отчуждение проявляется в экспозиционных решениях (фотографии распечатаны на бумажных рулонах и как бы отклеиваются от галерейной стены) и становится буквальным в языке — текст песни Darkside «Paper Trails» вместо экспликации приводится на русском в переводе Google Translate.

Александр Седельников в серии «Александр» иронически отчуждается от самого себя, вероятно, адаптируя идею структуралистов о смерти автора к эпохе селфи. Выступая одновременно и объектом, и субъектом в процессе съемки собственной жизни, он ищет нулевую точку, в которой преодолевается расщепление взгляда и растворяется автор-нарцисс.

Опыты броуновского движения

Фотография © Анна Марченкова

Александр Веревкин обнаружил ошибки в интеллектуальных алгоритмах гаджетов, которыми окружен современный человек. Они неверно определяют места съемки, искажая представление о действительности. Автор считает, что автоматизм повторения ошибки гаджетом незаметно приводит к утрате реальности точно так же, как и автоматизм существования обывателя в режиме «работа-дом».

Алексей Боголепов говорит об утрате рациональности. Он фотографирует абсурдное сооружение из сахара-рафинада; подобно Томасу Деманду изготавливает картонные симулякры конструктивистских зданий, создавая иллюзию реальности на фото; снимает видео с игрой в городки. В проекте «Ритуал Эффективности» он говорит о том, что идеология начинает разлагаться, когда архитектурные формы утрачивают свою функцию.

Группа авторов работает с понятиями памяти и архива, эстетски зависая во времени. Юлия Бориссова использует анонимные черно-белые снимки времен Революции для создания многослойных изображений в жанре vanitas при помощи живых цветов. Ксения Юркова и Михаил Новицкий монументализируют фигуру матери. В мистических фотографиях Ксении письма к матери, написанные ее друзьями, родителями и любовниками внутренняя незыблемая инспирация, которую невозможно переломить. Для Михаила первое путешествие мамы в 18 лет, которое он решил повторить, это внешняя история поиска невинности и свободы. И в том, и в другом проекте прошлое переписывается и смешивается с настоящим, увлекая игрой новых интерпретаций, когда будущего никто не ждет.

Опыты броуновского движения

Фотография © Анна Марченкова

Саморефлексивные, рафинированно-эстетские и высоко интеллектуальные работы выставки «ФотоДепартамента» уверенно и эффектно бросают перчатку на горячую московскую сцену. Но в Москве, в отличие от Европы, ее никто не хочет подбирать. Проблема в контексте. Несмотря на глобализацию знания и общность информационного поля, он все-таки имеет значение. Одно дело аполитичная художественная фотография в странах почти победившего «всеобщего благоденствия», другое — в тисках духовных скреп и авторитарного режима.

«Опыты броуновского движения» впечатляют, располагают к интеллектуальному осмыслению и эмоциональной эмпатии, но, равнодушные к происходящему,  оставляют ощущение нехватки критического содержания.

Опыты броуновского движения

Фотография © Анна Марченкова

Это двойственное чувство сформулировала Ирина Попова, фотограф и колумнист Photographer.ru, после посещения амстердамского фотофестиваля Unseen: «Раньше я могла думать, что не должно заниматься пустяками, когда у нас есть столько важных поводов, которым мы должны посвящать внимание и силы. За эти несколько дней Ансина я не увидела вообще ни одной фотографии, которая бы мне сообщала о чем-то действительно важном». «Чтобы быть интересной, фотография не обязательно должна изображать что-то важное. […] Реальности и так слишком много вокруг нас… […] арт-мир просто звенит идеей аполитичности и даже эскапизма. Современные язвы общества отделены для него стеной, и должны постигаться где-то в другом месте».

Предположу, что язвы по наследству отошли постдокументалистам. К ним относится и питерский фотограф Яна Романова, чьи предыдущие проекты «Ожидание», «Азбука общих слов» звучали куда более мощно и смогли бы добавить «Опытам» остроту и разнообразие.

© Bleek Magazine. Текст: Анна Комиссарова.

Send this to a friend