Ольга Бубич о выставке работ победителей конкурса Prix Pictet в римском музее современного искусства

Тема последнего престижного международного фотоконкурса «Prix Pictet» — беспорядок. Рассмотрению самых разных аспектов этого феномена посвящена выставка работ 12 победителей конкурса, которую за первую половину этого года увидят жители и гости Рима, Брюсселя, Женевы и Цюриха. Арт-критик Ольга Бубич рассказывает о «Беспорядке», посетив экспозицию в римском музее современного искусства – MAXXI.

prix pictet

Фрагмент экспозиции выставки «Disorder» («Беспорядок») в музее MAXXI в Риме, Италия. Фото предоставлено Candlestar

Театр начинается с вешалки, а визит в музей современного искусства – со знакомства с архитектурой здания. Очень часто именно оно является первым экспонатом, достойным внимания и оценки зрителей. Странная конструкция одного из двух римских музеев искусства XXI века – «MAXXI» (Museo nazionale delle arti del XXI secolo) – имеет, как и все в древней столице, свою историю.

prix pictet

Здание музея MAXXI в Риме. Именно там в феврале 2016 года можно было увидеть выставку финалистов «Prix Pictet». Фото © Ольга Бубич

MAXXI открылся в Риме совсем недавно, в мае 2010 года, когда итальянцы внезапно осознали, что в городе нет ни одного специализированного заведения, где можно увидеть предметы искусства, возраст которых все же немного меньше двадцати столетий. За основу музея был взят комплекс казарм Монтелло. Модный британско-иранский архитектор Захи Хадид превратила его в концептуальное здание спиралевидной формы площадью 27 000 квадратных метров. Острые углы, искаженная перспектива и удлиненные формы пришлись по вкусу внимательным ко всему странному и новому туристам, а вот жители Рима архитектурное чудо не оценили, тут же окрестив «макарониной».

Ломаная бетонная «макаронина» царственно тянется вдоль Виа Гвидо Рени, в скошенных окнах-призмах с цветными стеклами отражаются геометрическим коллажем фасады старинных домов напротив. Помня, что одна из целей визита – знакомство с 12 участниками выставки номинантов «Prix Pictet», посвященной теме «беспорядок» – невольно задумываешься об элегантности ее символического размещения именно внутри этой, пожалуй, самой что ни на есть беспорядочной конструкции в вечном городе.

prix pictet

Здание музея MAXXI в Риме. Фото © Ольга Бубич

С какой бы меркой интерпретаций ни подходить к концепции «беспорядка», все они, несомненно, окажутся верными. Именно этим словом можно охарактеризовать путаницу в сознании многих людей, сложности в навигации по обрушивающейся на нас лавине информации, ухудшающееся состояние окружающей среды, стихийные бедствия и военные конфликты то и дело возникающие в разных уголках планеты.

В предисловии к увесистому томику проектов, вошедших в шорт-лист «Prix Pictet» этого года, почетный президент премии, бывший генеральный секретарь ООН Кофи Аннан говорит о том, что чрезмерная уверенность человека относительно его способности справиться с любыми проблемами, с каждой засухой, цунами, землетрясением или вдруг вспыхнувшей пандемией в последние годы все больше доказывает свою несостоятельность.

«Сегодня естественное положение вещей искажено, повсюду мы находим признаки угрозы, которую человечество представляет для жизни планеты, последствия нашей зависимости от энергии, основанной на добыче угля, нашей слепой веры в бесконечный рост производства. Попытки человека навязать планете свой собственный порядок приводят лишь к росту беспорядка», — отмечает Аннан.

prix pictet

Фрагмент экспозиции выставки «Disorder» («Беспорядок») в музее MAXXI в Риме, Италия. Фото предоставлено Candlestar

В течение шести месяцев международное жюри «Prix Pictet» отобрало 12. В шестой шорт-лист премии вошли проекты Илит Азулай/Ilit Azoulay и Ори Гершт/Ori Gersht (Израиль), Валери Белен/Valerie Belin и Софи Ристельхьюбер/Sophie Risetelhueber (Франция), Мэтью Брандта/Matthew Brandt и Джона Госседжа/John Gossage (США), Максима Дондюка (Украина), Аликсандры Фаззина/Alixandra Fazzina (Великобритания), Питера Хьюго/Pieter Hugo, Гидеона Менделя/Gideon Mendel и Брента Стиртона/Brent Stirton (Южная Африка) и Яна Юнляна/Yang Yongliang (Китай).

Победителем, получившим от основателя премии — частного банка «Banque Pictet» приз в 100 000 швейцарских франков, стала известная парижанка Валери Белен — весьма узнаваемая в мире концептуальной фотографии фигура, чье творчество уже было отмечено на Paris Photo в 1997 году, а также премиями Фонда ССF (2000 г.) и Марселя Дюшана (2004 г.).

prix pictet

Фрагмент экспозиции выставки «Disorder» («Беспорядок») в музее MAXXI в Риме, Италия. Работа из серии Валери Белен, победительницы конкурса «Prix Pictet». Фото © Ольга Бубич

Подходы, которые вошедшие в шорт-лист фотографы применяли в представлении темы беспорядка, можно разделить на несколько групп. Значительная часть работала в традиционном фотожурналистском ключе, снимая события в горячих точках и местах экологических бедствий и военных конфликтов – в эпицентрах беспорядков в прямом смысле этого слова. Так, украинский фотограф Максим Дондюк документировал противостояние на Майдане, Аликсандра Фаззина – беженцев из Сомали,  Питер Хьюго – гигантскую свалку устаревшей техники Агбогблоши в Гане. Серия Брента Стиртона о браконьерстве внутри африканских национальных парков, отмеченная жюри «Prix Pictet», в измененной выборке была также недавно названа в числе призеров в номинации «природа» на самом престижном конкурсе фотожурналистов «World Press Photo».

Промежуточную позицию между чистой фотожурналистикой и концептуальной фотографией занимает серия о глобальном потеплении Гидеона Менделя «Тонущий мир», которую сам автор определяет как «метафорическую».

Мендель начал снимать «Тонущий мир» еще в 2007 году, когда с разницей в несколько недель ему случилось фотографировать последствия крупных наводнений в Великобритании и Индии. По признанию самого Гидеона, прежде всего, его поразила хрупкость, которая, казалось, объединяла незнакомых друг с другом пострадавших в двух разных частях земного шара. Беда неожиданно сроднила их, создав невидимую связь, которую, рассматривая помещенные в ряд квадратные карточки, снятые на средний формат, ощущает и зритель.

prix pictet

Фрагмент экспозиции выставки «Disorder» («Беспорядок») в музее MAXXI в Риме, Италия. Работы из серии Гидеона Менделя «Тонущий мир». Фото © Ольга Бубич

За почти 10 лет работы над проектом в объективах старой камеры «Rolleiflex» побывали люди, столкнувшиеся с наводнениями на Гаити и в Пакистане, Австралии и Таиланде, Нигерии и Германии, Камбодже и Бразилии. Неожиданно фотограф позволил себе вовлечься в составление карты географии и психологии наводнений. В бесчинствах водной стихии он прочитывал отголоски древних предсказаний. Альбом со спокойными, лишенными эмоций женщинами и мужчинами, стоящими в естественных позах, погруженными в воду по колено, по пояс, а иногда и по подбородок, действительно транслирует свою, особенную психологию, не подвластную демографическим и культурным особенностям. Это пугающее состояние отрешенности, пассивности перед лицом чего-то большего. Перед лицом беспорядков, катализированных природным бедствием, человек бессилен.

Тревоге за судьбу человечества также посвящен концептуальный проект «Пчелы» американца Мэтью Брандта — автора, в творчестве которого фотография уже давно вышла за рамки привычного понимания этого медиума. Для создания внушительной по масштабу серии он использует старинную технику гумбихроматной печати; авторским нововведением является то, что в качестве пигмента он задействует часть сфотографированного объекта (или, как в случае с «Пчелами», объект целиком).

prix pictet

Фрагмент экспозиции выставки «Disorder» («Беспорядок») в музее MAXXI в Риме, Италия. Фото предоставлено Candlestar

«Пчелы» — далеко не первый эксперимент Мэтью. Еще в 2011 году фотограф путешествовал по западным Штатам, где снимал разнообразные водоемы. Полученные негативы он затем вымачивал в водах того самого озера, которое на нем было сфотографировано. По его задумке, вода должна была стать равноправным соавтором снимка, фактически играя ту же роль, что и сам фотограф. Можно сказать, что в результате получался не просто пейзаж, а настоящий арт-объект – результат успешной попытки выйти за рамки физического мира фотографии. Развитие концептуального подхода совмещения фотографии и запечатленного на них физического предмета привело к появлению других серий.

Например, в «Пыли верховного суда» Мэтью Брандт использовал в качестве пигмента для снимков зданий собранную возле них пыль. В серии, попавшей в шорт-лист «Prix Pictet» и представленной на выставке «Беспорядок», пигментом стали мертвые пчелы.

Несколько поистине огромных полотен с контурами пчел, созданных при помощи их тел, — настоящий концептуальный центр экспозиции. Как и серию «Тонущий мир», ее можно интерпретировать как тревожное предостережение человечеству. Работы выглядят на самом деле жутковато, порождая в зрителях чувство стойкого дискомфорта, неконтролируемого страха за недружелюбное непредотвратимое будущее.

prix pictet

Фрагмент экспозиции выставки «Disorder» («Беспорядок») в музее MAXXI в Риме, Италия. Фото предоставлено Candlestar

В описании к проекту Мэтью Брандт объясняет причины обращения к метафоре пчел в авторском визуальном дискурсе о беспорядке. Во время прогулки по пляжу в Санта Монике фотограф наткнулся на сотни мертвых пчел, лежащих на мокром песке. Серьезная экологическая проблема резкого снижения численности пчелиных колоний, с которой в последние годы начали сталкиваться пчеловоды по всему миру, в сознании фотографа соединилась со знаменитым высказыванием Альберта Эйнштейна. Еще в 40-х годах прошлого столетия ученый заявил: «Если с лица земли исчезнут пчелы, человечество просуществует четыре года. Без пчел не будет опыления, а значит – исчезнут растения, животные, а после них — и человек». Логичным результатом, который незамедлительно последовал со стороны фотографа, обеспокоенного тревожными прогнозами о будущем, стало появление серии «Пчелы» — эпических полотен, линии которых созданы из тел мертвых насекомых. 

Кроме апокалиптической серии о пчелах, в экспозиции выставки «Беспорядок» есть еще несколько работ, представленных в очень крупном масштабе и, определенно, доминирующих в пространстве зала. Эти работы можно вынести в отдельную группу фотографий, для создания которых авторы использовали язык концептуальных высказываний. Это триптих Ори Гершта «Взрыв» и одиночная работа китайского автора Яна Юнляна «Искусственная страна чудес». В обеих фотографы не занимаются фиксацией актуальных проблем, которые связывают с понятием беспорядка, а скорее представляют свои собственные ответы-реакции на этот феномен.

Интересно, что триптихи Гершта и преобразованные при помощи компьютерных манипуляций «горы-воды» Юнляна расположены на смежных стенах зала: визуальные решения удачно соседствуют, дополняя друг друга. Несмотря на разницу в формальном подходе к созданию произведений, их близость подчеркивает общий посыл.

В серии «Взрыв» израильский автор играет в эстетизацию акта уничтожения. Взрыв ваз с цветами и подробная фиксация его стадий, фактически, превращения в пыль – метафора возможных реакций человечества на конец света, к которому растущие беспорядки неизбежно приведут. Будучи не в силах противостоять человеческой тяге к саморазрушению, Ори Гершт предлагает сменить оптику и рассматривать его глазами художника, подобно тому, как британский режиссер Питер Гринуэй в фильме «Зед и два нуля» исследовал художественными средствами процессы распада живой материи, пытаясь докопаться до основ человеческой эволюции. 

prix pictet

Фрагмент работы Яна Юнляна «Искусственная страна чудес», представленной на выставке «Disorder» («Беспорядок») в музее MAXXI в Риме, Италия. Фото © Ольга Бубич

Ян Юнлян подходит к концепции беспорядка с большей долей оптимизма. Если Ори Гершт занимается его деконструкцией, азиатский автор совершает противоположное действие. Из фрагментов –  разрозненных кубиков хаоса – он собирает новый мир, восхитительную цифровую картину с говорящим названием «Искусственная страна чудес». Для создания классического китайского пейзажа вместо мазков кисти автор использует фрагменты изображений столбов электропередач, экскаваторов и небоскребов. Путем кропотливого труда наложения изображений друг на друга, он получает контуры нового, техногенного мира – «страны чудес», где может в будущем обрести свой дом человечество. 

Именно с работой Яна Юнляна более всего хочется синхронизировать впечатление от знакомства с выставкой «Беспорядок». Выходя из музея на тихую улицу, где прямо на площадке у входа разместились нарядные римские мамы с колясками, кружит, нарезая круги на скейте, замотанный в шарфик школьник, невольно погружаешься в мысли о настоящем и будущем. Может быть, у нас все же хватит сил и мудрости создать из кусочков хаоса новый мир? Переосмыслить реальность и нашу в ней роль, признать поражение перед силами природы, подчиниться ей – научиться не только выстраивать с ней диалог, но и прислушиваться к тому, что она уже давно так тщетно пытается нам сказать? Быть может, равно как и этому странному зданию с линиями и углами удалось врасти в геометрию окружающих построек, нам также удастся вписаться в реальность нового пейзажа. Однако, чтобы это стало возможным, нам нужно его все-таки успеть сохранить.

© Bleek Magazine. Текст: Ольга Бубич

Send this to a friend