«Моя история — попытка разобраться в том, что осталось от карельской самобытности, осознают ли себя тверские карелы как нацию и в чем это проявляется»

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева – фотограф, родилась в Москве, в настоящее время живет в Гамбурге. Окончила факультет журналистики МГУ. Участник коллективных и персональных проектов и выставок на территории России и Германии. С 2007 года сотрудничает с отечественными и зарубежными СМИ. Публиковалась в «BBC Russia», МИА «Россия сегодня», Leica Russia Blog, GEO, LFI, Lenta.ru, C41 Magazine, DOC! Magazine, Bird in Flight, Square Space Magazine и других.

От автора:

Тверские карелы — личная для меня история, хоть моя семья к карелам не имеет никакого отношения.

Тридцать с лишним лет назад мы впервые приехали в эти места (350 км от Москвы) и стали жить в палаточном лагере на берегу реки Мологи. О карелах тогда мы не слышали. В 1998 году купили дом в деревне и узнали, что деревня — карельская. Нашу соседку Ольгу бабушка в детстве называла Хельгой и говорила с ней по-карельски.

Карелы появились на тверских землях в ходе переселения, начавшегося после поражения России в русско-шведской войне (1610-1617) и заключения в 1617 году Столбовского мирного договора. Массовый исход был спровоцирован действиями властей Швеции в отношении новых подданных, которых пытались насильно переводить из православной веры в лютеранство. От этих притеснений православные карелы искали защиту на русских землях, пустовавших вследствие голода и разорений периода Смутного времени. К 1670 году в Россию переселилось около 25-30 тысяч православных карелов.

Несколько лет назад я зашла в сельпо в одной деревне и услышала, как две бабули говорят друг с другом по-карельски. С того момента я поняла, что хочу узнать о тверских карелах как можно больше. Я стала ездить по карельским деревням, интересоваться историей, снимать портреты карел и пейзажи.

Меня поразило, что за 400 лет с момента переселения с Карельского перешейка в Тверскую область они сохранили язык и культуру, но самое обидное и печальное — в том, что нынешнее старшее поколение — последнее, которое еще свободно говорит по-карельски. То есть через 30 лет карельский язык в Тверской области может полностью исчезнуть.

В 1930-х годах карел в Тверской области было почти 200 тысяч, больше чем в настоящей Карелии. Была объявлена автономия, до 1939 года в школах преподавался язык, выпускались газеты, книги, учебники. Но вскоре политические отношения СССР с Финляндией испортились, и в поддержке карелов усмотрели угрозу. Называться карелом стало неудобно, стыдно. Этот стыд остался до сих пор. Карелы стесняются того, что они карелы. У нынешнего среднего поколения, детей от смешанных пар — частая ситуация, когда папа-русский запрещал маме говорить с детьми по-карельски. Русские и карельские деревни враждовали, в сознании многих карелы были (и до сих пор иногда остаются) людьми «второго сорта».

Моя история — попытка разобраться в том, что осталось от карельской самобытности, осознают ли себя тверские карелы как нацию и в чем это проявляется.

Тверская область, 2014-2016

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

Екатерина Соловьева

© Bleek Magazine. Текст и изображения: Екатерина Соловьева.


Send this to a friend