Состояние человека, находящегося в обстановке неопределённости и желающего самому доказать или опровергнуть приближение апокалипсиса

Идея проекта  ‘Фобия’ возникла  в контексте беспрецедентной масс-медийной кампании, связанной с предсказаниями конца света в декабре 2012 г.  Я решил использовать этот информационный повод и связанную с ним истерию чтобы прояснить некоторые свои мысли о неоднозначности такого близкого фотографии понятия, как объективная реальность. Отправной точкой стало состояние человека, находящегося в обстановке неопределённости и желающего самому доказать или опровергнуть приближение апокалипсиса, найти признаки грядущей катастрофы в окружающем его привычном пространстве.

Фактически, данный проект – нечто вроде психологического исследования. Я хотел поставить под сомнение саму возможность существования «объективной реальности», показать её сильную зависимость от умонастроения воспринимающего субъекта. Мы видим реальность только так, как диктуют нам эмоции, интеллект и опыт. Ученый-дендролог, лесоруб и художник, войдя в один и тот же лес, увидят три разных леса. Поэтому, приняв за исходную точку страх и смятение от предчувствия грядущего Апокалипсиса, в  процессе съемки я позволил именно этим эмоциям, которые часто являются спутниками неопределенности, направлять мой взгляд.

Однако мне хотелось добиться ощущения тревожности не на уровне интеллекта (ибо страх несовместим с интеллектом и подавляет его), а скорее на уровне подсознания. Для этого не годились чисто внешние средства или эффекты при съемке и обработке. Также я отказался от съемки сюжетов, которые уже несли в себе какую-то эмоциональную подоплеку,  ибо они могли быть истолкованы слишком однозначно. Мне же хотелось сделать фотографии открытыми для интерпретации. Поэтому я искал несоответствия между видимым и воспринимаемым в самых обыденных пейзажах и сюжетах.  Именно на этом противоречии я хотел создать ощущение постоянного беспокойства.

Несколько портретов, включенных в проект, скорее скрывают, чем показывают изображенных на них людей. Они (люди) находятся на слишком большой дистанции  чтобы их как следует рассмотреть, но недостаточно далеко чтобы считать их частью пейзажа. Их костюмы, служащие чем-то вроде камуфляжа также не облегчают разглядывание.

Я сузил географию съемок не только до пределов родного города (т.к. для моей задачи было принципиально важно работать на хорошо знакомом пространстве), но и ограничился территорией бассейна Москва-реки. Это второе ограничение, помимо очевидных аллюзий к библейскому потопу, связано с тем, что вода для меня больше ассоциируется со страхом и неизвестностью, чем любая другая природная стихия.

31

30

29

25

22

20

19

16

15

14

12

10

9

8

7

6

4

3

2

1

© Bleek Magazine. Изображения и текст: Александр Писарев.

Send this to a friend