24 мая на большой экран выходит экранизация пьесы Василия Сигарева «Гупешка». О своем отношении к абсурдному самопожертвованию во имя любви, о том, как приняли картину в Европе, почему вы не увидите цвета на экране, и как снять кино, не имея бюджета, нам рассказали режиссер фильма и актриса, исполнившая главную роль

Официальный трейлер

Bleek Magazine: Влад, в твоей творческой биографии было очень много коммерческих проектов, актуальных сериалов, почему на этот раз ты сделал фестивальное, артхаусное кино?

Влад Фурман: Это не артхаусное кино, а, прежде всего, кино для людей. Мы старались сделать фильм таким, чтобы его посмотрело как можно больше зрителей. Международная премьера состоялась в Лондоне, где англичане увидели международную проблематику, отмечали в качестве главной темы абсурдность человеческого бытия. Фильм участвовал в фестивале «Движение», где актриса Нелли Попова, исполнительница главной роли, получила приз за лучшую женскую роль. Картина действительно получилась объемной и вышла за рамки бытовой драматургии. Это фильм о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной, о доходящем до абсурда человеческом самопожертвовании. Так что трудно назвать фильм артхаусным, он далёк от социально-бытовой проблематики.

Василий Сигарев – замечательный современный драматург, которому свойственно глубокое погружение в человеческую природу. Это притча, и она выходит в традиции лучших драматургических произведений «Без свидетелей», «Пять вечеров», в которых мерилом выступает художественная и эстетическая ценность произведения.

Гупешка, фильм Влада Фурмана

Драматург Василий Сигарев, актриса Нелли Попова и режиссер Влад Фурман. Фото: Кирилл Мошкович. Предоставлено автором

Bleek Magazine: Тебя больше называют театральным режиссёром? Где тебе самому комфортнее работать?

Влад Фурман: Действительно, я работал и продолжаю работать в театре, но также создаю достаточно много фильмов, мне удается совместить эти режиссёрские профессии. Мне посчастливилось учиться в Ленинградском институте театра, музыки и кинематографии имени Н.К. Черкасова, курс профессора Георгия Александровича Товстоногова, удалось захватить это время преподавания мастера, что само по себе очень ценно. И затем были работы в театре, а с 2000 года Владимир Бортко и Андрей Бенкендорф пригласили меня работать в кино на съёмки телесериала «Бандитский Петербург».

И вот, с оператором и моим другом Кириллом Мошковичем мы решили снять независимое кино. Дело в том, что фильм «Гупёшка» снимался изначально без бюджета, мы создали «Фонд поддержки некоммерческого кино», ну и осуществиться проекту помог Комитет по культуре Санкт-Петербуга. Это творческий проект, который был нам по силам. Задача была сделать художественное произведение.

База для хорошего фильма – качественный сценарий. Надо сказать, что в основу фильма положен очень качественный драматургический материал, сама по себе пьеса очень проникновенная и глубокая. Василий Сигарев написал пьесу задолго до известности. Она нам очень нравилась, так как была о человеке. Дело в том, что первые свои работы я создавал в Петербурге, который отличается по эстетике, по духу от других городов. Мы были первые в стране, кто поставил «Гупёшку» в Питере. По произведениям Васи было создано много хороших спектаклей. Но «Гупёшка» была написана, когда он ещё учился драматургии на курсе Николая Коляды.

Bleek Magazine: Почему ты решил ее экранизировать? И чем отличается фильм от театральной постановки?

Влад Фурман: Я хочу подчеркнуть, что это была экранизация пьесы. Но она очень отличается от театральной постановки, нет ни одного элемента декораций, театрального реквизита или костюмов, взятых из постановки. Мы создавали все специально для фильма: клеили обои по специальным трафаретам, создавали пространство. С нами работал очень талантливый художник-постановщик Андрей Васин. А также мы работали с замечательным художником по цветокоррекции – Глебом Никульским. У нас была цветная версия этого фильма, которая ничуть не хуже черно-белой. Мы долго думали, на каком варианте остановиться. И все-таки выбрали ч/б.

Влад Фурман, Нелли Попова, Гупёшка

Кадр из цветной версии фильма «Гупёшка». Фото: Кирилл Мошкович. Предоставлено автором

Bleek Magazine: Фильм сразу можно оценить по высококлассной операторской работе. Насколько режиссёрское видение совпало с операторским? Почему вы все же остановились на чёрно-белой эстетике?

Влад Фурман: Многие могут подумать, что чёрно-белая эстетика – это какой-то недостаток, поскольку кино снято за собственные деньги съёмочной группы. Но это не так, дело не в бюджете. Кирилл Мошкович создал высококонтрастное чёрно-белое кино, чтобы уйти от быта. Так что, операторская работа в нашем фильме – особый акт художественного действия. Фильм многогранный и многозначный. Операторское решение всегда придумывается вместе с режиссёрским. Было сделано очень много визуальных акцентов: образы героев подчеркиваются объемной съемкой, весь фильм – это крупные планы, камера сосредоточена на героях. Важно было передать персонажей с разных ракурсов. Много внимания оператор уделяет глазам, в кадре много глаз. Чёрно-белый формат – это определённый художественный метод, уводящий зрителя от бытового контекста и по-настоящему раскрывающий актёрскую игру. Камера начинает двигаться и в движении раскрывает отношения между героями. У нас очень мало пространства, фактически, герои существуют в одной комнате, на лестничной клетке, во дворе. Поначалу было важно сосредоточиться на деталях: окно, приклеивающийся к линолеуму чайник, аквариум, через который героиня смотрит на мир.

Bleek Magazine: Выйдет ли «Гупёшка» в широкий прокат? Каковы шансы/перспективы русского авторского кино в России?

Влад Фурман: Да, премьера картины на большом экране состоится уже 24 мая. Мы хотим, чтобы был широкий охват зрительской аудитории. Важно, что это история вне времени, о вечных вопросах. Обнажая какие-то болевые точки человеческих взаимоотношений, мы хотим, чтобы зрители сопереживали героям, испытывали эмоции, чувства, духовные переживания.

Влад Фурман Нелли Попова Гупёшка

Кадр из фильма «Гупёшка». Фото: Кирилл Мошкович. Предоставлено автором

Bleek Magazine: Русское кино, тем более авторское, часто обвиняют в «чернухе», как, например, «Левиафан» Звягинцева. «Гупёшка» – чернуха?

Влад Фурман: Это ни в коем случае не «чернуха». Я вообще не знаю, как относиться к этому определению. Это фильм о трагическом мироощущении. Василий Сигарев определяет жанр пьесы как «то ли трагедия, то ли комедия», и мы старались удерживать картину именно на этой трагикомической ноте, интересна была именно эта грань в пределах жанра.

Bleek Magazine: В свете сегодняшних модных трендов – феминизм, сильные и независимые женщины, равноправие, борьба с домашним насилием – ты снимаешь фильм про покорную, молчаливую и преданную женщину-домохозяйку. С чем связан такой смелый выбор сюжета в наши дни? Не боишься ли ты в конечном итоге общественного осуждения?

Влад Фурман: Чем больше будет обсуждений, чем ярче и острее будут споры вокруг этого фильма, тем лучше. Мы же этого и добивались. Попадаем ли мы в какие-то болевые точки? Какие-то слабости обнажаем? Ведь в какой-то момент многие обнаруживают в себе эту «гупёшечность», абсурдное стремление к самопожертвованию. Но ради чего? На одном из показов пришла женщина и прочитала дневник своей бабушки, в котором было описано, как вести себя с мужем. Днём ей приходилось тяжело работать, укладывать шпалы, а вечером после укладки шпал она, придя домой грела мужу тапочки на батарее и готовила борщ, это был культ мужа. Надо сказать, что фильм нашёл отклик и у европейцев. Когда мы показывали фильм в Германии, нам говорили, что в немецких деревнях до сих пор существуют такие семьи. На вопрос «Только ли для русских этот фильм?», в Лондоне половина зрительного зала подняли руки за то, что это международный формат, близкий абсолютно всем, так как затронутая проблематика касается многих семей.

Влад Фурман Нелли Попова гупёшка

Кадр из фильма «Гупёшка». Фото: Кирилл Мошкович. Предоставлено автором

Bleek Magazine: Как ты оцениваешь финал фильма? Как дальше жить Гупёшке?

Влад Фурман: У Васи Сигарева в пьесе есть такая ремарка в конце о том, как через три месяца Тамара устроилась на работу в ателье «Алёнушка», но проработала она там недолго, потому что уколола пальчик и умерла, не пошла к доктору из скромности. А вот судьба Лёни автора не интересовала, не интересует и интересовать не будет. Да, трагично! Но героиня сделала вот такой выбор. Важно, что этот выбор будоражит наши раздумья. Мы стараемся заглянуть в себя и найти в себе не только светлое, положительное, но и ущербное, вот такое вот. Тема тотального самоотречения звучит в финале. Такой глобальный трагизм и безысходность. Меня спрашивали: «Это что, про Россию?». Это вопрос спорный, но это точно о человеке и его выборе, то есть, о каждом из нас.

Bleek Magazine: Какие фильмы ты смотришь сам? Что из последнего мог бы отметить?

Влад Фурман: Сложно определить что-то одно. Но из последнего мне понравился фильм «Три билборда на границе Эббинга, Миссури». Очень социальный фильм. Мартин Макдонах – это такой английский Вася Сигарёв. Мощная картина о взаимоотношениях людей, много характерных персонажей. Что важно, в фильме есть драматургия, интересно наблюдать за развитием героев. Нет плохих и хороших, только черного или только белого, мы наблюдаем процесс. Или герой падает, или идёт к свету. А не то, что мы все катимся к Апокалипсису. Это модная тема конца света, но ведь мы понимаем, что очень хорошо сидеть в дорогом кафе и за чашкой кофе рассуждать об Апокалипсисе. Поэтому в искусстве важны другие смыслы и процессы, само исследование человека как у Чехова – это и есть подлинная драматургия.

Влад Фурман, Нелли Попова, Гупёшка

Кадр из фильма «Гупёшка». Фото: Кирилл Мошкович. Предоставлено автором

Bleek Magazine: Нелли, расскажи, пожалуйста, о своей работе над ролью? Как ты считаешь, актуален ли этот образ сегодня?

Нелли Попова: Знаете, я сейчас понимаю, что встреча с такой ролью, для актрисы — это больше, чем подарок, и я благодарна судьбе, что у меня это было. Всегда интересно покорять вершины, играть, то, что может у тебя поначалу вызывает протест как у женщины, но ты подключаешься к этому сердцем и потом задыхаешься от любви. Вот такая встреча у меня с Гупёшкой. Я не могла есть, меня тошнило, болела голова, на каком-то физическом уровне все внутри говорило: «Как же так можно жить?» Мы снимали в очень беспощадном режиме с 8 утра и до поздней ночи, ровно 2 недели. Все горели этой работой – на энтузиазме и вере, что у нас получится. Такие сумасшедшие и одержимые!

Bleek Magazine: Это не первая работа с Владом Фурманом. Расскажи о специфике работы именно с этим режиссером?

Нелли Попова: У меня замечательные партнеры Евгений Баранов и Михаил Разумовский, не побоюсь этого слова – лучшие актёры Санкт-Петербурга! И ещё два совершенно невероятных мужчины – это режиссёр Влад Фурман и оператор Кирилл Машкович! Как я всем благодарна за эту работу! Это не первая моя встреча с ними на съемочной площадке, из последних работ это был сериал «Куприн. Яма» и «Таинственная страсть». Они абсолютно дополняют и слышат друг друга. А это важно. Когда мы снимали «Гупёшку», технических мощностей у нас не было. Снимали, как сейчас говорят, «на коленках». Что они только не придумывали! Как снять, например, без рельсов или какого-то особенного освещения. Сейчас вспоминаю, здорово!

Влад Фурман и Нелли Попова на фестивале «Движение». Фото: Кирилл Мошкович. Предоставлено автором

Bleek Magazine: Что ты вкладывала в свою Гупёшку? Похожа ли она на тебя? Встречала ли ты таких героинь в жизни? Что бы ты сказала женщинам, таким как Гупёшка?

Нелли Попова: «Героиню «Гупёшки» можно любить и ненавидеть, жалеть и превозносить. Равнодушными она вас точно не оставит» Как же можно так жить? Неужели нельзя сделать выбор? Оказывается можно. Я уже и не говорю, что образ писался Василием Сигаревым с конкретной женщины. И я часто сталкиваюсь в жизни с такими «гупёшками», которые так и не сделали выбор, тихие и незаметные. Их много, они рядом, плавают себе, не требуя сострадания, и как бы это пафосно не звучало, во имя Любви! И мы не вправе советовать, что им делать и как жить. Может быть, посмотрев наш фильм и увидев себя со стороны, кто-то признается себе, что «я – гупёшка» и что-то изменит. Или не изменит.

Bleek Magazine: Скажи, это все-таки женское или мужское кино? Как ты оцениваешь финал фильма?

Нелли Попова: Наш фильм – это кино для людей. Просто история мужчины и женщины! Это как луна. Она может быть растущая и убывающая, но она вечна! И в нашем фильме есть ЛЮБОВЬ!

© Bleek Magazine. Беседу вела: Анна Карвалейру.


Мы не просим нас хвалить или рекламировать. Но если вам понравился этот материал, нажмите кнопку «Like» или поделитесь им с друзьями. И тогда мы будем точно знать, какие публикации вам интересны.

Send this to a friend