«Беззаботный и вальяжный фотолюбитель» о пленке и лит-печати, «ужасах» современного искусства и преимуществах камеры перед кистью и красками

Сергей Чубаров
Сергей Чубаров

Фотограф, живет и работает в Зеленограде, занимается разработкой электронной техники. Фотографией относительно серьезно увлекся в 2004 году.

Участник выставок, призер конкурсов. Член Союза фотохудожников России.

Bleek Magazine: Сергей, извечная тема – почему пленка? Собственно, в наш цифровой век довольно много людей продолжает фотографировать на пленочные камеры, и у каждого – собственное ощущение, ради чего этим стоит заниматься. Итак – почему снимает на пленку Сергей Чубаров?

Сергей Чубаров: Со мной все просто — я фотолюбитель-дилетант и в этом удобном качестве могу себе позволить снимать на пленку просто потому, что мне это интересно, это захватывает, это просто нравится.

На определенном этапе было настолько интересно и так весело, что в течение двух-трех лет я снимал практически только на пленку и исхитрился извести за это время (неловко признаться) более тысячи роликов 120-ой (слайд, черно-белый и цветной негатив, ИК).

Если говорить более прозаично, в какой-то момент мне очень захотелось попробовать средний формат — а тогда в моем случае речь могла идти только о пленке, ибо о цифровом среднем формате и мыслей не возникало — по экономическим причинам. Вот и отважился на покупку недорогой среднеформатной камеры. В результате на два-три года, как уже говорил, «меня засосала опасная трясина».

Сергей Чубаров

Фото: Сергей Чубаров, Лошадь белая у Радикофани зимой 2014. Предоставлено автором

С пленкой в некотором смысле проще, чем с цифрой. Посмотрите, например, на цвет, который слайд дает «по умолчанию», и попробуйте добиться того же с цифрой.

Я рад, что у меня есть несколько «настоящих» оптических отпечатков с пленочных негативов — тут мне помог Валерий Самарин, печатавший их в своей лаборатории. «Помог» даже мягко сказано — в случае с серией лит-печатных картинок его нужно соавтором называть.

При всем том я ни в коем случае не против цифры, в последнее время снимаю практически только на цифру. Более того, лучшие (насколько я понимаю) фотографии у меня оказались цифровыми.

Bleek Magazine: Еще один «глобальный» вопрос. Что для тебя приоритетнее — мысль, определенный месседж фотографии, кадр — меткое слово в очередном высказывании? Или эстетика, красота формы и содержания в чистом виде? 

Сергей Чубаров: Если мы не говорим о «прикладной» или «репортажной» фотографии, а пытаемся беседовать о «художественной» (знаю, что термин «скользкий» и неопределенный, но какие-то слова все же нужно использовать), то я не умею воспринимать кадр как «высказывание мысли» или какой-то посыл. Если в кадре нет красоты формы — то как это вообще назвать кадром?

Можно даже сказать, что эту самую «художественность» я понимаю для себя как наличие и осознанное использование формы — нет ее, нет и художественной фотографии.

Сергей Чубаров

Фото: Сергей Чубаров, Камыш в Селигере летом 2012. Предоставлено автором

Bleek Magazine: В современном искусстве, где проектное мышление, по сути, уже ухватило «бразды правления», одиночная фотография постепенно отступает на второй план. Что для тебя важнее, интереснее – самодостаточный кадр или серия, фотоистория, проект?

Сергей Чубаров: Я просто не понимаю «проектного мышления», оно мне неинтересно, и я не могу представить себя осознанно и целенаправленно снимающим «проект». Наверное, если хочется проявить себя в «современном искусстве», то без этого не обойтись, но мне лично ничего подобного сейчас не хочется совсем, что вполне могу себе позволить, будучи фотолюбителем ленивым, беззаботным и вальяжным.

Bleek Magazine: Твои цветные фотографии заставляют вспомнить, к примеру, живописные «пейзажи настроения» Камиля Коро. Что привлекает в этом жанре? Никогда не хотелось взяться за кисти и краски? И есть ли, с твоей точки зрения, у фотокамеры преимущество, если рассматривать ее как «средство» изображения природы?

Сергей Чубаров: Удивлен несколько, что про эти картинки речь пошла — они мне казались как раз менее всего заслуживающими обсуждения, и я бы постеснялся их сравнивать с творчеством Камиля Коро.

Но могу сказать, если нашлось в них что-то общее с работами Коро, то это комплимент для меня, ибо меня действительно привлекает то, что ты называешь «пейзажем настроения». Мне кажется, попытка «передать состояние» — уже некий шаг вперед для фотографа-пейзажиста.

Плюс ко всему (и это главное, наверное) — я в общем-то романтик, мне интересно искать «сказочные» сюжеты в «реальности».

Сергей Чубаров

Фото: Сергей Чубаров, Деревья у Званы за Родишкино утром 2012. Предоставлено автором

А реального мира мне более чем хватает в повседневной жизни, к сожалению. Иногда мне даже кажется, что этот самый окружающий нас «реальный мир» не может быть настоящим, настолько он нереален в своей нелепости. Буду лучше с удовольствием искать сюжеты для «пейзажей настроения», лишь бы подальше от «реальности» мира, мне хорошо в полях туманных с деревьями всякими.

Взяться за кисть? Да я не умею вовсе за нее браться, небось, как раз для таких, как я, и придумали фотокамеры всякие. Вот оно — явное преимущество фотокамеры.

Если серьезно, то мне кажется, использование фотокамеры для съемки «классических» пейзажей, для подражания живописи — изначально «ущербный» и тупиковый путь, ибо в таком качестве фотография всегда будет проигрывать живописи по определению. Но, во-первых, даже ущербный путь может быть увлекателен и интересен. Во-вторых, если уж почему-то станет обидно чувствовать себя ущербным, то с помощью фотокамеры можно пытаться снимать пейзажи определенного «фотографического свойства» — те, которые могут появиться только с помощью фотокамеры, которые нельзя — или просто не имеет смысла — писать кистью на холсте, так же как, в конце концов, бессмысленно соревноваться с живописью на поле пейзажей «классических».

Я думаю, подобные «фотографические пейзажи» существуют —  в них важно не отображение природы и ее красот как таковых, а поиск в ней формы фотографическими (это важно) средствами: выбором ракурса, фокусного расстояния, передачей перспективы, игры цвета или света… Чтобы в результате получались изображения с интересной структурой и формой (и, в общем, не обязательно, чтобы с «красивой» природой, но — почему бы и нет), и при этом они оставались фотографическими по сути своей.

Сергей Чубаров

Фото: Сергей Чубаров, Берег пруда в Середниково осенью 2009. Предоставлено автором

Bleek Magazine: Лит-печать придает пейзажам характерную, неповторимую фактуру. Что для тебя означает аутентичность в искусстве вообще и в фотографии — в частности? Насколько важны особенности технического процесса фотопечати для создания художественного образа?

Сергей Чубаров: Начну несколько издалека. Когда я отдавал Валере Самарину на печать несколько негативов, я и не помышлял о создании художественного образа с помощью лит-печати или еще о какой-то эзотерической черной магии непостигаемой — планировал просто получить «обычные» традиционные черно-белые отпечатки в свою коллекцию.

Напечатать их «с особенностями» предложил Валера, и вот когда я увидел результат, я тут же немедленно и неотвратимо осознал важность «особенностей» технического процесса и приволок ему в печать еще пачку негативов.

Я уже говорил, что Валеру можно назвать соавтором моих лит-картинок — и это не преувеличение совсем. Лит-печать очень заметно меняет структуру снимка, можно сказать, что часто получается фактически другой кадр. Каким-то картинкам идет на пользу, а другим — не идет.

В общем, твой вопрос про важность особенностей технологического процесса в каком-то смысле уже содержит в себе ответ — если б они не были важны, зачем было бы печатать с особенностями? Печать — неотъемлемая часть получения фотоизображения, и было бы странно, если бы ее нюансы не играли бы существенную роль.

Что сказать про аутентичность… Если под этим понимать некий узнаваемый авторский стиль, то по мне тут, как и во многих вещах, все балансирует на грани. С одной стороны, узнаваемый стиль — некое достижение и повод погордиться слегка, а с другой — застой и повод слега устыдиться содеянного.

Сергей Чубаров

Фото: Сергей Чубаров, Люди у сосны в Ниловой Пустыни летом 2012. Предоставлено автором

Bleek Magazine: Определенную нишу в искусстве фотографии сегодня заняли так называемые концепты, где под «натиском» идеи нередко сознательно нивелируется эстетика фотографии как произведения искусства, а кадры намеренно уподобляются любительской съемке. Как ты думаешь, что ждет фотографию в перспективе? Останутся ли фотографы, умеющие строить затейливые композиции, ищущие гармонию формы и содержания в своем творчестве?

Сергей Чубаров: Как известно, конец света близок, так что совсем скоро всем будет не до проблем столь мелких и суетных. Ну, а пока не начался джаз, остается только осознавать, что все «эстетики» привязаны к месту и времени — разные времена, разное понятие о красоте и уродстве, о плохом и хорошем. Так что всякие концепты и прочие ужасы современного искусства появляются совершенно естественным образом. С этим ничего не поделать, да в конце концов и не нужно ничего делать — по большому счету это не хуже, чем увлеченно тратить время на построение затейливых гармоничных композиций и печатать их извращенными способами на фотобумагах химических.

Что же касается будущего фотографии, то мне очень трудно судить и давать прогнозы — это слишком серьезное занятие для меня, могу лишь побрюзжать раздраженно или отшутиться как-нибудь. Делай что должен, и будь что будет — удобный принцип, как ни крути.

Сергей Чубаров

Фото: Сергей Чубаров, Дерево у строения в Ниловой Пустыни летом 2012. Предоставлено автором


© Bleek Magazine. Беседу вела: Раиса Михайлова.

Мы не просим нас хвалить или рекламировать. Но если вам понравился этот материал, нажмите кнопку «Like» или поделитесь им с друзьями. И тогда мы будем точно знать, какие публикации вам интересны. Оставляйте комментарии, используя свой Facebook-аккаунт. Мы любим общение.

Send this to a friend