Бессменный директор МАММ о правде, личной ответственности и способности увидеть мир с других точек зрения

Вряд ли в мире искусства сегодня найдется человек, который никогда не слышал об Ольге Свибловой. Ее почитают и цитируют, боготворят и боятся, ее головокружительным успехам завидуют и восхищаются. По словам Георгия Пинхасова, за годы работы в созданном ею Мультимедиа Арт Музее эта необыкновенная женщина фактически заполнила пустоту, существовавшую после распада СССР в области института фотографии, в хорошем смысле навязав российскому зрителю интерес к ней. Основательница Московской школы фотографии и мультимедиа имени А.М. Родченко, куратор-искусствовед, режиссер документальных фильмов… Знакомясь со списком ее наград и достижений, задаешься вопросом, неужели это действительно один человек?

«Bleek Magazine» намеревался поздравить Ольгу Львовну с 20-летием музея и подвести накануне новогодних праздников культурные итоги года, однако разговор получился не только о стратегии работы со зрителями и планах на будущее. Ведь о правде, личной ответственности и способности увидеть мир с других точек зрения актуально размышлять всегда. Хотя, пожалуй, сейчас даже актуальнее.

Ольга Свиблова, интервью журналу Bleek Magazine

Основательница Московской школы фотографии и мультимедиа имени Родченко, куратор-искусствовед, режиссер документальных фильмов — Ольга Свиблова. Предоставлено пресс-службой МАММ

Bleek Magazine: Мультимедиа Арт Музею исполнилось 20 лет. Для человека это возраст надежд и планов, а для музея фотографии, учитывая относительную юность самого медиума, два десятилетия – значительный срок. С какими эмоциями и настроением вы встретили день рождения воспитанника? С гордостью за проделанную работу или все же с предвкушением великих свершений?

Ольга Свиблова: Мы думаем о будущем и постоянно строим новые планы. За двадцать лет мы вырастили замечательный музей, вырастили бренд. К нам ходят люди, мы один из самых посещаемых музеев города Москвы.

За эти годы мы сделали более 2 000 выставок – в музее была показана практически вся классика фотографии. Сейчас, например, мы планируем еще одну выставку Анри Картье-Брессона, которого хотели бы представить совершенно по-другому. Любой художник интересен тем, что его наследие переживает человека. И в этом смысле «победа над будущим» принадлежит именно творчеству – как художественному, так и научному, к которому я отношусь с не меньшим пиететом.

Bleek Magazine: А есть ли выставки, которыми вы как куратор по-настоящему гордитесь? Какие проекты зрители  восприняли теплее всего?

Ольга Свиблова: У нас очень разные выставки, и выделить что-то особенно трудно. В том числе и потому, что люди могут приходить на одну экспозицию, а потом «зависать» на другой, которая идет в музее параллельно. Каждую выставку мы делаем как любимое, единственное и важнейшее дитя и стараемся, чтобы и наши зрители ее воспринимали так же.

Ольга Свиблова

Фотобиеннале 2016. Предоставлено пресс-службой МАММ

Bleek Magazine: В мире фотографии сегодня огромное количество направлений, форм и жанров. Приобретает все большую актуальность «интеллектуальная», концептуальная фотография. В то же время многие авторы ностальгируют по красоте и говорит о необходимости возвращения к классическому, академическому направлению…

Ольга Свиблова: Людям вообще свойственно ностальгировать! Некоторые живут в прошлом, некоторые — в настоящем, а кто-то уже в будущем. Так было, есть и будет всегда. Точка.

Bleek Magazine: А есть ли направление более близкое лично вам – как зрителю и как куратору?

Ольга Свиблова: Хочется верить, что я хороший директор музея, поэтому мне близки разные направления в искусстве. Было бы неправильно отдавать предпочтение чему-то одному. Мы любим все, что показываем в музее. Я сама могу очень-очень что-то любить, а что-то просто любить. Но даже если проект меня сильно захватывает, я понимаю, что с течением времени и он, и отношение к нему изменится. Потому что каждая выставка уместна в определенном контексте в определенное время. Вы можете очень любить свое вечернее платье, но это не значит, что вы будете ходить в нем каждый день на работу. И искусство, и наша жизнь отличаются многообразием.

Ольга Свиблова

Выставка «Битва за Москву». Предоставлено пресс-службой МАММ

Bleek Magazine: К какой фотографии «готов» сегодня российский зритель? И должна ли куратора заботить его «готовность» к тому или иному проекту?

Ольга Свиблова: Конечно, куратора всегда заботит вопрос, как выставка, которую он делает, будет воспринята зрителем, ведь зритель бывает разный. Есть проекты, которые заведомо поймут немногие: например, очень незначительная часть людей готова ко встрече с современным искусством. Но не стоит по такому поводу падать в обморок: надо просто жить и понимать это. Однако несмотря ни на что, любой проект должен быть сделан качественно.

С другой стороны, есть сугубо массовые проекты. Например, люди лучше воспринимают прошлое, а не то, что касается будущего. В 1970-х ЮНЕСКО проводило исследование восприятия искусства, результаты которого показали, что у массового зрителя оно отставало от развития современного искусства на 50 лет.

Сегодня разрыв, я думаю, стал еще больше. И здесь нет ничего страшного. Нужно работать над заполнением этого пробела, ориентируя разные проекты на разную аудиторию. Что мы и стараемся делать.

Ольга Свиблова

Выставка Александра Родченко «Опыты для будущего». Предоставлено пресс-службой МАММ

Bleek Magazine: Как бы описали предпочтения российского зрителя? Насколько он отличается от европейского, например?

Ольга Свиблова: Послушайте, российский зритель – отличный зритель, и он готов ко всему, к чему готов зритель в любой другой части мира.

Bleek Magazine: Но все же, насколько «готовность» зрителя, скажем так, к более сложному искусству формирует сам музей и работающие в нем кураторы?

Ольга Свиблова: Конечно, любой музей, продумывая выставочный проект, стремится к тому, чтобы он был принят зрителем.

В психологии есть понятие «зона ближайшего развития». Делая выставки в музее, мы всегда стараемся эту зону учитывать: людям проще узнавать то, о чем они уже слышали, чем воспринимать нечто абсолютно новое. Наша задача как раз и состоит в том, чтобы в правильных пропорциях соединить узнаваемое с тем, что нашим зрителям еще предстоит открыть.

Поэтому, естественно, мы работаем над «готовностью» нашего зрителя. С этой целью мы коммуницируем с ним: в текстах на стендах, в прессе, создаем масштабное экскурсионное обслуживание, которое мы можем себе позволить.

Ольга Свиблова

Выставка «Русский космос». Предоставлено пресс-службой МАММ

Bleek Magazine: Москва – культурная столица России. Есть ли у музея своя стратегия по привлечению и расширению аудитории? Насколько сложно добиваться победы в «битве за зрителя»?

«Битва за зрителя» начинается с детей. Очень важно, чтобы они пришли в музей в сенситивном возрасте. И даже не имеет значение, в какой именно. Необходимо выработать привычку, чтобы регулярные походы на выставки стали образом жизни.  Люди развиваются, меняются их интересы, и музей должен опережать потребности зрителя. Если человек не встретился с культурой в детстве — это как Маугли, — если он не попал в определенном возрасте в человеческое общество, его уже нельзя научить говорить.

Именно поэтому у нас огромное количество бесплатных экскурсий для детей. За каждую группу мы буквально бьемся, потому что, если вовремя не организовать встречу с искусством, ее может вообще не произойти!

Попадая на выставку как зритель, я, директор музея, не стыжусь заказать услуги экскурсовода. Я не люблю слушать аудиогид, он кажется механической вещью. Я предпочту, чтобы живой человек, глядя мне в глаза, рассказывал то, что он знает. Это намного эффективнее для восприятия проекта.

Ольга Свиблова

Выставка Эла Ванденберга «В один прекрасный день». Предоставлено пресс-службой МАММ

Bleek Magazine: В 2013 году «селфи» было названо издательством «Oxford University Press»  «словом года». В 2016 таким словом стала «пост-правда». Каково ваше личное отношение к выбранным понятиям? Насколько, с вашей точки зрения, они отражают тенденции в современном искусстве и фотографии?

Ольга Свиблова: Язык обогащается новыми словами – это естественный процесс, ведь любой язык развивается и меняется. Для меня всегда права жизнь. Я такой родилась и думаю, что закончу свою жизнь с этим. Если нам не нравится, как она развивается, то виноваты тут только мы сами. Или мы за ней не успеваем, или не участвуем в полной мере в том, как нам кажется, она должна развиваться. Что касается «селфи» и «постправды» — это всего лишь часть нашей реальности.

У меня плохая память. Мама в детстве дала мне совет, которому я следую всю жизнь, — не врать, тем более, что даже когда говоришь правду, люди все равно не верят. Всегда очень сложно помнить, где ты наврал, чтобы потом не путаться, поэтому легче говорить правду. Так что правда «закрывает» нас больше, чем ложь.

Когда планируешь выставочные проекты, необходимо понимать, что их будут смотреть самые разные люди с самыми разными взглядами, и твоя «истина» может не оказаться истиной для других. Важным как раз представляется умение встать на место другого человека, посмотреть с его точки зрения. Ведь любое искусство — это коммуникация.

Способность увидеть проблему в иной перспективе позволяет решать любые самые сложные задачи. Этот навык можно и нужно развивать с детства. Собственно, все, что мы делаем в искусстве — это про то, что на жизнь можно и нужно смотреть с разных точек зрения. Это то богатство культуры, которое остается с нами при решении очень конкретных жизненных проблем. Именно в этом главный смысл искусства.

Если человечество овладеет этим свойством, то оно выживет. А если нет, – мы можем вымереть как популяция, что и случилось с динозаврами.

Ольга Свиблова

Выставка Группы ZERO. Предоставлено пресс-службой МАММ

Bleek Magazine: Умение смотреть на вещи с точки зрения другого человека – большая и непрерывная работа над собой. У каждого собственный взгляд на вещи, «своя правда», но «правда» эта формируется в том числе и культурной средой, в которой человек рождается, растет, развивается как самостоятельная личность. Получается, все взаимосвязано, — возможно, искусство действительно способно «спасти мир», и от позиции каждого из нас, в глобальном смысле, зависит благополучие всех?

Нужно понимать, что чужая правда — тоже ценность. Необходимо ощущать себя частичкой того глобального мира, где мы все «скованны одной цепью». Человечество — биоценоз. Невозможно быть счастливым, если «трясет» весь мир, если где-то идет война, а где-то свирепствует голод. Моя любимая книга – «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Поэтому, да – думаю, что мы в ответе за весь мир. Это наш общий дом. Я уверена, что любые решения нужно принимать в соответствии с тем, как это может отразиться на других. Нельзя относиться легкомысленно к тому, что ты делаешь в рамках своей зоны ответственности, мы все отвечаем за этот общий дом. Каждый из нас.

© Bleek Magazine. Интервью подготовили и провелиОльга БубичРаиса Михайлова, Юлия Милович-Шералиева. 

Мы не просим нас хвалить или рекламировать. Но если вам понравился этот материал, нажмите кнопку «Like» или поделитесь им с друзьями. И тогда мы будем точно знать, какие публикации вам интересны. Оставляйте комментарии — мы любим общение.

Send this to a friend