Директор самопровозглашенной петербургской «академии» фотографии – о недостатках авторских курсов, важности системного подхода и преподавателе-ключнике

«Фотографика» – молодое, нескромно присвоившее себе статус «академии» петербургское учебное заведение в области документальной фотографии и фотожурналистики. Хотя площадка и стартовала всего полтора года назад, обороты «фотографическая» команда набирает достаточно динамично, привлекая студентов разнообразием и широтой программы, а также харизматичностью преподавателей, которых отличает редкое сочетание молодости и звездности.

Осознав, что выбирать для презентации в рамках продолжения рубрики интервью с лучшими мастерами современной фотографии один курс не имеет смысла, мы попросили Катю Богачевскую, основательницу и директора «Фотографики», рассказать о концептуальной «начинке», структуре и успехах всего образовательного проекта.

Катя Богачевская

Катя Богачевская. Автор фото — Юлия Лисняк. Из личного архива

Bleek Magazine: Как создать академию фотографии?

Катя Богачевская: Чтобы что-то создать, нужно поверить в реализуемость плана и не обращать внимание на тех, кто убеждает тебя в обратном. Еще не помешает хорошо ориентироваться в той области, где ты собираешься это «что-то» начинать. Надо четко понимать, зачем, почему и для кого ты это делаешь, не бояться трудностей и риска, уметь работать по 24 часа в сутки и делать много дел одновременно (в том числе и не самых приятных). Создание образовательного учреждения – сложный многоступенчатый процесс, и порой приходится разбираться во многих вещах, довольно далеких от фотографии. Но если ты уверена, что твое дело важно и нужно (и эту уверенность подкрепляют другие), то всё вокруг начинает закручиваться в правильном направлении, и помощь поступает с самых разных сторон.

Bleek Magazine: В одном из интервью, говоря о причинах создания собственной академии, вы отмечаете: «Я сделала это для своих студентов — и для той себя, у которой этого не было, когда я только начинала учиться фотографии». Так все же: из чего рождается «Фотографика»? Из недовольства или любви?

Катя Богачевская: Было недовольство существующей системой преподавания фотографии в Петербурге в формате мастерских одного человека. Идея «Фотографики» появилась тогда, когда я вела курсы как раз в таком формате в двух учебных заведениях Петербурга – в «ФотоДепартаменте» и на «Фотофакультете». «Фотофакультет» на тот момент был единственной школой, обучающей фотожурналистике (к слову сказать, я тоже там училась много лет назад), но в нем практически ничего не поменялось с момента его создания еще в советское время. Мир стал другой, фотожурналистика тоже – а там все законсервировалось.

Встречи со мной – с «мастером» – у студентов проходили раз в две недели по два часа, причем ни на что из перечисленного в авторской программе времени не хватало. Все занятие целиком уходило на разбор обязательных заданий, «спущенных» сверху. «Хорошими» снимками всегда считались только те, которые сняты по определенным правилам классической фотожурналистики (ни шагу влево и вправо). А само отношение к студентам и преподавателям со стороны руководителя больше было похоже армейское. Мне же атмосфера в творческом учебном заведении все же представлялась другой. Я не знала, как дотянуть до конца учебного года – но сделала это ради своих выпускников. Тот год стоил мне пяти лет жизни, но ясно дал понять, что точно нельзя делать в образовании.

 Катя Богачевская

Татьяна Ткачева. Из дипломного проекта «Малостовка». Предоставлено академией «Фотографика»

В «ФотоДепартаменте» у меня были прекрасные студенты и интересный курс по мультимедиа, но мне не нравилась сама система мастерских одного человека. Не может один человек научить всему, каким бы талантливым и разносторонним он ни был. Подход к построению программы должен быть комплексным – и включать в себя разные дисциплины, которые преподают совершенно разные люди. Проще, наверное, было бы делать что-то своё внутри существующего учреждения или «по франшизе» – как мне и предлагали – но тогда ты сразу начинаешь быть зависимым от других и не можешь претворять в жизнь именно идеи, которые кажутся правильными и нужными именно тебе. Отсюда пришло понимание, что необходимо создавать нечто новое, независимое и совершенно отличное от всего существующего.

Недовольство – своего рода толчок, позволяющий запустить механизм, а вот двигаться дальше можно, только подпитываясь любовью. Конечно, бывают моменты, когда уже ничего не хочется и ты перестаешь понимать, зачем вот это всё. Но в моем случае в такие моменты от студентов всегда приходит ответный импульс, заряженный такой силой любви и благодарности, что хватает еще надолго.

Катя Богачевская

Ольга Карпушина. Из истории, снятой в рамках курса Насти Головенченко «Фотограф и редакция СМИ». Предоставлено академией «Фотографика»

Bleek Magazine: Как в Питере, так и уже за его пределами сильна слава «ФотоДепартамента». Сложно ли работать по соседству с такой площадкой?

Катя Богачевская: Я бы не сказала, что сложно, все-таки у нас разные целевые аудитории, разный подход к организации образовательного процесса. К нам идут учиться студенты, которым интересен комплексный подход. К тому же «ФотоДепартамент» в последние годы полностью ушел в арт, мы же позиционируем себя как Академия документальной фотографии и фотожурналистики. Хотя внутри того же «дока» стараемся охватывать весь его спектр – от классической фотожурналистики до пост-документалистики и новых медиа.

На мой взгляд, мы сейчас больше конкурируем с другими петербургскими учебными заведениями в области документальной фотографии и фотожурналистики (хотя они все и существуют в формате мастерских одного человека) – уже упомянутый мною «Фотофакультет», «Цех» и «ДокДокДок». И то, что конкуренция есть, – прекрасно. Если ты монополист, ты в какой-то степени закостеневаешь и не стремишься развиваться и обновляться. А конкуренция не позволяет тебе это делать – ты должен всегда держать руку на пульсе.

«ФотоДепартамент» существует намного дольше нас, поэтому, конечно, он хорошо известен. Но не вижу тут никакой проблемы – возможно, это даже в некоторой степени удобно, так как мы находимся рядом. Можно сначала сходить на выставку к нам, а потом к ним, например. Не знаю, ходят ли наши студенты на выставки в «ФотоДепартамент», но точно ничего против этого не имею. А вот в книжный магазин, конечно, всех студентов отправляю в наш.

Bleek Magazine: «В России есть невероятное количество курсов, связанных с фотографией. Большинство из них заточены под то, чтобы, грубо говоря, научить будущих фотографов нажимать на кнопку. Но фотографов в первую очередь нужно учить видеть и думать, а для этого необходим целый комплекс дисциплин» (источник). За всю Россию, конечно, говорить сложно, но тезис о необходимости «научить видеть» звучит сегодня, практически, в каждом интервью с преподавателями любой фотошколы. Россия – страна слепых? Почему все стремятся научить видеть и какому именно «видению» учат в вашей школе?

Катя Богачевская: Ну почему сразу «страна слепых»? Смотреть умеют многие, а вот видеть нужно учиться — особенно если ты фотограф или собираешься им стать.

Ничего плохого в том, что этому пытаются учить все, я не вижу. Главное, чтобы был результат. У нас в «Фотографике» довольно много теоретических дисциплин, как раз направленных на то, чтобы студент немножко в этом «искусстве» начал разбираться: это история фотографии, история и теория живописи, кинолингвистика и другие. Преподаватель в таком случае – проводник в бесконечном потоке образов и информации, которая обрушивается на студента со всех сторон. Как в этом не утонуть? Как выбрать и усвоить самое важное? И главное – что с этим всем делать дальше? Поэтому мне кажется здесь еще важной связка «видеть и думать». То есть помимо «видения» необходимо учить еще и «думанию». «Думание» – это как раз про «почему», «зачем» и «что с этим делать». Необходимо учить ребят задавать самим себе этот самый вопрос «почему?» – что они пытаются сказать тем, что увидели и запечатлели.

Катя Богачевская

Александр Любомирский. Из курсового проекта «Летний лагерь в Раздолье». Предоставлено академией «Фотографика»

Недавно одна из студенток первого курса написала мне, что стала намного меньше снимать, потому что начала задумываться, что и зачем она делает. А я ответила, это прекрасно – и чем дальше они будут учиться, тем меньше будут снимать и больше думать.

Если говорить про «видение» как некую конкретную направленность «взгляда», культивируемую школой (так можно, а так нельзя), то тут никакой определенный подход мы не навязываем, как раз наоборот. У нас большое количество преподавателей, у каждого – свой взгляд на мир и предмет, свое понимание фотографий (которых на самом деле очень много!). И в этом большое отличие от авторских курсов одного человека, когда волей-неволей студенту приходится год или два пытаться «видеть» глазами лишь учителя.

Мне кажется, когда студент связан с единственным куратором, ему намного сложнее научиться самостоятельному плаванию дальше – без заветного пинка от мастера.

Как раз недавно наша выпускница Светлана Булатова сказала мне, что учеба в «Фотографике» и то обстоятельство, что ты не привязан к одному куратору, позволили ей чувствовать себя автономным автором, смелым и отважным, решающимся на новые проекты. Это, по моему мнению, очень здорово. У нее, кстати, в Центре современного искусства в Грозном 23 февраля открылась персональная выставка проекта «Зама», часть которого она снимала в Чечне.

Катя Богачевская

Светлана Булатова. Мовлид. Из дипломного проекта «Зама». Предоставлено академией «Фотографика»

Еще один важный момент. Студент ведь, когда только приходит учиться, еще не знает, чем он именно хочет заниматься. И его ли это вообще. Те, которые понимают, что не их – отваливаются почти сразу. А остальные имеют возможность посмотреть разные стили и подходы, попробовать себя в различных жанрах и направлениях, и выбрать то, что ближе, интереснее. Кроме того, поэкспериментировав с непохожим, подчас даже противоположным, студент так или иначе начинает искать свой путь.

Довольно часто бывает, что один преподаватель сказал тебе одно, а второй – совершенно обратное. И приходится думать самому, пытаться самостоятельно понять, как лучше сделать и почему, и какой язык для этого больше подходит. А не заниматься бездумно копированием стиля или приемов (чем сейчас особенно грешат молодые фотографы, и не только российские).

Если взять, например, итоговые проекты студентов прошлого года – все дипломные работы очень разные, ни одна не похожа на другую и не копирует стиль их кураторов. И что мне лично кажется маленькой, но важной победой, у некоторых студентов уже к концу обучения появился свой собственный визуальный язык, который они продолжают использовать и после окончания «Фотографики».

Катя Богачевская

Максим Романенко. Фотография сделана в рамках курса Алины Тарабариновой по стрит-фотографии. Предоставлено академией «Фотографика»

Bleek Magazine: Юрий Козырев, Яна Романова, Александр Астафьев, Оксана Юшко и Артур Бондарь, Дарья Туминас… – человеку, даже поверхностно знакомому с фотографией в постсоветском пространстве, вряд ли нужно объяснять, кто эти люди и что они делают. Сложно ли было собрать и впоследствии структурировать работу команды из 40 преподавателей? Исходя из каких принципов вы формировали содержание программы «Фотографики»? И насколько оно действительно работает как система? Получается ли выстаивать междисциплинарные связи на практике?

Катя Богачевская: Конечно, сложно. Но, по мне, так чем сложнее, тем интереснее.

Основных преподавателей, которые читают авторские курсы чуть больше двадцати, еще около тридцати человек – ведущие творческих встреч, лекций и мастер-клаcсов, и этот список растет, так как я постоянно стремлюсь приглашать новых интересных людей, в том числе из-за рубежа. Например, только что у нас прошел воркшоп с одним из моих любимых фотографов, Стенли Грином. Мы очень долго занимались организационными вопросами его приглашения в Россию, но все наконец получилось, и я очень рада.

Катя Богачевская

Лиза Жакова и Дима Жаров. Из курсового проекта «Пустыня». Предоставлено академией «Фотографика»

У меня в голове была некая структура, своеобразная сетка из дисциплин, которые, на мой взгляд, необходимы фотографу. Исходя из нее, я и приглашала людей в соответствии с их специализацией или профессией – например, фоторедактор Настя Головенченко ведет курс «Фотограф и редакция СМИ», режиссер Михаил Железников – курсы «Киносопромат» и «Кинолингвистика» и так далее. Еще я спрашивала у каждого, кого хотела позвать – что именно ему будет интересно вести и в каком формате. Содержание своего курса определял сам преподаватель, я лишь обозначала вектор, направление, которое хотелось получить и которого, с моей точки зрения, не хватало в общей программе. Я не навязывала и не навязываю никому никаких рамок, не ставлю условий, не раздаю учебных планов и всячески поддерживаю любые инициативы, идущие со стороны преподавателей.

Когда я придумывала «Фотографику», то хотела прежде всего создать именно систему, в которой дисциплины были бы связаны между собой и работали на общую задачу. Теоретические и практические курсы, образующие более крупные блоки, выстроены по принципу «от простого к сложному» и в большинстве случаев взаимосвязаны и помогают друг другу.

Например, блок «Работа фотографа со СМИ» – это курс Насти Головенченко «Фотограф и редакция СМИ», в рамках которого студенты снимают фотоисторию для публикации в том или ином издании. Параллельно идут курсы «Медиаграмотность» и «Репортажная журналистика» с главным редактором петербургского Интернет-издания «Бумага» Кириллом Артеменко. На одном из них студенты знакомятся с миром медиа, на другом учатся писать тексты к своим историям. На выходе из этого блока студент получает проект, готовый к публикации, с написанным текстом, а также – понимание того, как устроен мир СМИ вообще.

Катя Богачевская

Коллективный зин студентов Фотографики по теме «Семья», сделанный в рамках курса по созданию фотокниги. Предоставлено академией «Фотографика»

В рамках следующего блока «Авторская фотокнига» ребята трудятся над коллективным зином с историями, снятыми на предыдущем курсе. Параллельно с практическими занятиями студенты изучают теорию (курс ведут Павел Хазанов и Владимир Семенов из «Галереи печати») и историю фотокниги с замечательной Настей Богомоловой. И так далее.

Я убежденная сторонница междисциплинарного системного подхода к организации образовательного процесса. Однако, я стараюсь сохранять и возможность при необходимости что-либо менять. Как показал прошлый год, что-то не работает или работает не так, как я себе представляла. Какие-то курсы «вываливаются» из общей программы или, увы, совсем никуда не годятся. Но система, лишенная бюрократических механизмов, сдерживающих любые изменения, демонстрирует способность адаптироваться. Не костенеть, развиваться, улучшаться, обновляться – для образовательного процесса чрезвычайно важно.

Bleek Magazine: «Фотографика» делает акцент на «создании полноценного образования в области фотожурналистики и документальной фотографии с учетом современных реалий». Расскажите, пожалуйста, поподробнее, какие именно современные реалии и как учитываются в «Фотографике».

Катя Богачевская: Сегодняшний мир ежеминутно обрушивает на нас терабайты информации. Мы живем в эпоху социальных сетей и виртуальной реальности, умирающей печатной и активно зарождающейся онлайн журналистики, диктующей свои правила и форматы, все большего размытия границ между артом и доком, активного освоения документальными и пост-документальными проектами галерейных пространств. Растущий интерес к мультимедийным и кросс-медийным проектам сопровождается повышением внимания к фотокнигам как объектам и формам представления проектов. Нам постоянно кажется, что мы уже видели все и удивить нас чем-либо сложно.

Катя Богачевская

Виталий Северов. Из курсового проекта «Летний берег». Предоставлено академией «Фотографика»

Все эти реалии мы и стараемся учитывать в «Фотографике» – в содержании разных курсов и в форматах представления студентами собственных проектов. Например, результатами почти всех курсов являются те или иные «продукты» – будь то публикация в издании, мультимедийный проект, авторская книга или выставка в галерее. Работа над «продуктом», практическая реализация замысла, на мой взгляд, крайне важна. Довести начатое до конца, не опустить руки на полдороги, намного сложнее, чем сделать первый шаг.

Ввиду того, что процесс освоения и усвоения идет намного лучше, когда занятие проходит интересно, я «за» любой интерактив, игровую форму, вовлечение студентов в диалог и дискуссию. Кроме того, большую роль в образовательном процессе играют интенсивы – когда студенты полностью погружаются на три-четыре дня или даже неделю в тот или иной курс (в таком формате, например, проходят занятия Юрия Козырева, Яны Романовой, Влада Сохина, Артура Бондаря и Оксаны Юшко).

Катя Богачевская

Татьяна Ткачева. Из дипломного проекта «Малостовка». Предоставлено академией «Фотографика»

Еще одна важная особенность, как раз напрямую имеющая отношение к современным реалиям, – возможность обучения онлайн. В этом году у нас одна такая группа, в следующем же планирую развивать это направление. Студенты онлайн-курса учатся вместе с одногруппниками из Санкт-Петербурга. Занятия проходят у них в формате трансляций или вебинаров. Многие приезжают на интенсивы, летом все собираются вместе на очную сессию. У онлайна много особенностей и сложностей, но очевидно, что над этим направлением стоит поработать и подумать о способах его улучшения. Поскольку есть результат, я могу судить, что оно эффективно. Одна из самых интересных дипломных работ прошлого года – как раз у студентки онлайн курса из Минска Татьяны Ткачевой.

Фотограф поехала в свою родную деревню и запечатлела изменения, произошедшие не только в том месте, где она родилась, но и в ней самой. Вот, кстати, пример работы, в которой присутствует культурная идентификация, интерес к собственным корням — то, чего, на мой взгляд, не хватает многим современным проектам и авторам. И очень рада, что это находит отражение в работах наших студентов.

Так получилось, что даже вся выставка курсовых и дипломных работ прошлого года обучения получила название «Точка возврата», – именно тема возврата – к корням, к прошлому страны, к своему детству – сквозной линией проходит через многие истории.

Например, Ольга Родионова в курсовой работе «Обрывки» снимала исчезающие артефакты советской эпохи, Аюна Шагдурова в истории «Дутулур» обратилась к родной деревне в Бурятии, где она провела детство (и на выставке мы в том числе использовали ее детские фотографии), Виталий Северов поехал в Архангельскую область – край, откуда он родом.

Катя Богачевская

Ольга Родионова. Из курсового проекта «Обрывки». Предоставлено академией «Фотографика»

Bleek Magazine: Одно из интересных преимуществ «Фотографики» – помощь в продвижении проектов студентов и выпускников академии за рубежом. Есть ли серьезные результаты в этой области? Получилось ли поучаствовать в Перпиньяне? Завязались ли новые контакты? Достойно ли выглядит в Европе российская фотография сегодня?

Катя Богачевская: Если быть точной, на сайте все-таки написано «помощь в продвижении в России и за рубежом». Поскольку мы существуем всего второй год, то говорить о серьезных успехах студентов пока рано. Хотя, например, наша выпускница Светлана Булатова стала победителем Международного конкурса имени Андрея Стенина с фотографией, снятой в рамках обучения в «Фотографике»; другая выпускница, Татьяна Ткачева, заняла первое место в конкурсе «Vilnus Photo Circle 2016 Festival». Не говоря уже про большое число публикаций, часть которых – в иностранных изданиях.

В первую очередь, во время обучения мы помогаем студентам с подготовкой материалов для публикации и с выбором СМИ, куда ту или иную историю можно предложить, делаем рассылки о конкурсах и почти заставляем подавать на них свои работы. Учим не только снимать, но и писать тексты, стейтменты, заявки на гранты (для того, чтобы делать это без проблем на английском, у нас есть курс «английский для фотографов»). Готовим со студентами выставки, участвуем вместе и помогаем им самостоятельно принимать участие в различных мультимедийных и книжных проектах.

В Перпиньян мы ездили в начале прошлого учебного года: вместе с Датской школой медиа и журналистики, Ганноверской школой и рядом других «Фотографика» выступала на первом образовательном форуме в рамках фестиваля. Безусловно, это был полезный опыт – студенты на неделю окунулись в мир большой фотожурналистики, ходили на скрининги, выставки, встречи с различными спикерами, фотографами и кураторами. Кроме того, мы подружились с Датской и Ганноверской школами, и я очень надеюсь, что в обозримом будущем сможем организовать студенческие обмены.

К слову сказать, во многом благодаря этому знакомству в начале учебного года нам удалось пригласить провести мастер-класс для студентов преподавателя Датской школы медиа и журналистики Мэдса Грива (Mads Greve) и победителя прошлогоднего «World Press Photo» Мэдса Ниссена (Mads Nissen). Тогда же в Перпиньяне мы договорились со Стенли Грином (Stanley Greene) о том, что организуем его воркшоп у нас в «Фотографике». И вот совсем недавно это случилось! Лично меня особенно радует, что вечером после портфолио-ревю со студентами «Фотографики» Стенли говорил только о них и про их работы, рассказывал, что его поразило в этих совсем еще молодых ребятах. И общий уровень группы, по словам Стенли, был намного выше, чем на многих других мастер-классах, которые ему доводилось проводить.

Катя Богачевская

Михаил Крылов. Проекты Антона Смуглиенко и Виталия Cеверова на выставке «Сбой», ставшей итогом курса Сергея Строителева «Фотография без стереотипов». Предоставлено академией «Фотографика»

Достойно ли выглядит российская фотография в Европе, сказать сложно, учитывая, что ее там очень мало. На нескольких фестивалях, где мне случилось побывать, она была представлена крупицами. Но те немногие наши авторы, которые выставляются в Европе, побеждают в конкурсах, получают гранты, – выглядят более чем достойно на общем фоне. Также очевидно, что интерес к российской фотографии есть. Просто сам процесс ее интеграции в мировой рынок пока на начальной стадии.

Причин тому, на мой взгляд, довольно много. Отсутствие полноценного образования в области фотографии безусловно играет свою роль – так как это уникальная среда для формирования и становления автора. Далее, языковой барьер – к сожалению, многие фотографы не знают английского языка. А чтобы следить за тем, что происходит в мире фотографии, ездить на фестивали и портфолио-ревю, участвовать в конкурсах, подавать на гранты, общаться с галеристами и издателями, знание языка просто необходимо. Языковой барьер – на мой взгляд, одна из причин того, что российское фотосообщество до сих пор варится в собственном соку, хотя время железного занавеса уже давно прошло.

Кроме того, российским авторам, мне кажется, присуща неуверенность в себе – ты подал несколько заявок на конкурсы или гранты, тебе ответили отказом – и все, ты сдался. Хотя нужно подать сто, чтобы в сто первый раз тебя заметили. Помню, несколько лет назад в Угличе на фотофестивале мы разговаривали с Мартином Колларом – и именно так он мне ответил на вопрос, что он советует делать молодым фотографам. К тому же многие просто боятся куда-то подавать свои работы, думая, что это совершенно бесполезно. Но откуда им знать, если они даже не пробуют! Конечно, страх получить отказ очень сильный – но чтобы выиграть, нужно сначала сто раз проиграть. По-другому никак.

Катя Богачевская

Аня Аполлонова. Из курсового проекта «Возвращение». Предоставлено академией «Фотографика»

Еще нельзя не отметить довольно сильную приверженность тем или иным трендам, причем нередко с серьезным запозданием – так, увлечение нордической фотографией пришло в Россию, когда в Европе все ей уже успели переболеть. Или вот, например, сейчас очень модно стало снимать размыто – и многие молодые фотографы так делают. Модно снимать типологии, высветлять фотографии. То есть язык, которым ты говоришь, не всегда соответствует тому, о чем ты говоришь. А пользуешься ты им, чтобы быть в тренде, а не потому, что это необходимо для твоей истории.

Хотя, безусловно, есть примеры очень грамотного использования этих стилистик – так, например, студент «Фотографики» Саша Любомирский сейчас делает очень интересный и сильный проект, где размытость, являясь основным стилистическим приемом, абсолютно оправдана – более того, даже необходима. Или взять, к примеру, историю «Дом света» нашего преподавателя Сергея Строителева – прекрасная иллюстрация того, как прием «пересвета» не просто усиливает, а вообще «создает» историю.

Bleek Magazine: Катя, одна из проблем, которую вы озвучили как-то в интервью, – профессиональное выгорание преподавателя. Как его избежать? Как оставаться интересной себе и студентам?

Катя Богачевская: Не только учить, но и учиться самой; не только отдавать, но и брать, заряжаться от студентов, с интересом относиться к каждому, не боятся ошибок и даже иногда совершать их!

Преподавание – не длинный скучный полуторачасовой монолог, а диалог заинтересованных друг в друге людей. Диалог не на равных, но и не с позиции «всезнающего гуру». Преподаватель всегда должен оставаться любопытным, с постоянным «почему» к самому себе и к тому, о чем он говорит со студентами. А интерес – это ведь ещё и про понимание. Если ты будешь говорить важные вещи непонятым языком, интерес быстро иссякнет. Нужно, чтобы у человека сказанное тобой отзывалось: «Вот хорошая идея, надо запомнить!» «Отличный проект, стоит пересмотреть!» «Прекрасная мысль – нужно переварить!» и так далее. Если студент сидит холодный и его ничто не цепляет (исключая случаи, если он такой вообще по жизни), значит ты не нашла к нему подход. Ведь преподаватель – как ключник, который пытается подобрать подходящий ключ к каждой из дверей. Конечно, получается не всегда. Но если удаётся – то считай, что одержала маленькую победу.

 

Академия документальной фотографии и фотожурналистики «Фотографика» (Санкт-Петербург)

Преподаватели: Катя Богачевская, Александр Астафьев, Алина Тарабаринова, Настя Головенченко, Яна Романова, Юрий Козырев, Артур Бондарь, Оксана Юшко, Сергей Строителев, Кирилл Артеменко, Игорь Елуков, Петр Титаренко, Михаил Железников, Мария Гурьева, Анастасия Богомолова и другие

Форма обучения: очная и онлайн
Продолжительность: 2 года (полный курс) и 1 год (продвинутый и онлайн курс)

Курсы в рамках программ обучения: «Основы фотопрактики», «История фотографии», «Стрит-фотография», «Основы композиции», «Фотоистория от А до Я», «Фотограф и редакция СМИ», «Репортажная журналистика», «Фотография без стереотипов» и другие

Периодичность: занятия проходят 2-3 раза в неделю по вечерам
Набор на обучение: проводится один раз в год с июля по сентябрь, начало занятий в октябре 2017 года

© Bleek Magazine. Беседу вела: Ольга Бубич.

Мы не просим нас хвалить или рекламировать. Но если вам понравился этот материал, нажмите кнопку «Like» или поделитесь им с друзьями. И тогда мы будем точно знать, какие публикации вам интересны. Оставляйте комментарии — мы любим общение.

Send this to a friend