Об отстраненной позиции документалиста, взаимном уважении между автором и героем съемки и о вере в возможность диалога

Дмитро Куприян

Дмитро Куприяндокументальный фотограф, живет и работает в Киеве. В 2012 году его проект «Пытали» вошел в шортлист Viewbook Photostory, в 2013 г. — в шортлист Kolga Tbilisi Photo. Дмитро Куприян — обладатель почетной награды FotoVisura Grant 2012, участник выставок в Будапеште, Батуми, а также — Photobook Show в Киеве (2016) и парижской Polycopies Paris Photo (2016). В 2017 году фоторепортаж Куприяна о военных действиях на Донбассе экспонируется в Национальном музее истории Украины во Второй мировой войне.

/1/ Bleek Magazine: Начну с классического вопроса: когда фотограф должен занимать отстраненную позицию документалиста, а когда становиться участником действий? Допустим, оказавшись в эпицентре событий Майданской революции?

Дмитро Куприян: Должен всегда. Не всегда может. Не всегда фотограф расценивает себя как документалиста, чьей обязанностью является снимать, фиксировать моменты — иногда берет верх человек, и тогда вы соучаствуете, помогаете, переживаете, принимаете одну из сторон, противостоите оппонентам… В современном мире практически невозможно «возвыситься над конфликтом» и показать события отстраненно — в любом случае, вы однажды разберетесь в причинах, нюансах, и одна из сторон станет ближе и понятнее, если же нет — то, наверное, человека в вас меньше, чем журналиста.

То, что вы называете в вопросе «Майданской революцией», в первую очередь, для украинцев является Революцией Достоинства. Достоинство — именно то, что непонятно было оппонентам — что это такое и зачем за него бороться. Я украинец, Украина — для меня дом, дом моего народа, поэтому безучастным я быть не мог, хотя, наверное, больше я фотографировал, чем помогал чем-то конкретным, ну и, конечно, пытался, снимая лишь одну сторону, быть критичным и отстраненным наблюдателем. Я видел фото авторов из других стран, которые приехали на Майдан в те дни снимать происходящее, и хотя они были далеки от контекста, в их кадрах также ощущается сочувствие, понимание и любовь.

Дмитро Куприян

Фото: Дмитро Куприян. Снимок из серии «Бочки». Предоставлено автором

/2/ Bleek Magazine: Откуда у вас появилась коллекция ветоши, применявшейся для чистки оружия?

Дмитро Куприян: Практически все ветоши использовал я сам, когда чистил оружие в армии в период конфликта на Донбассе. До службы в армии я ездил волонтером, журналистом, водителем в зону АТО, откуда привез две ветоши из села Пески из-под Донецка, одной боец ДУК ПС с позывным «Ялта» чистил подствольный гранатомет, другой — автомат АК-74. Одна ветошь от чистки АК-74 привезена с базы ДУК ПС, где ей пользовался боец, проходивший там тренировку, еще одна — из села Щастье Луганской области, с базы добровольческого подразделения. Сначала не было какой-либо конечной цели собрать подобные вещи — они мне казались просто красивыми, довольно-таки небанальными артефактами войны. Через год, когда я повесил сканограммы ветоши перед глазами на стене, я понял, что мне нравится: в них есть призрачный намек на опасность, желание рассматривать и искать следы, оставленные оружием. Агрессия в обществе и жестокость отдельно взятых людей, пропаганда насилия и нечеловеческого поведения — темы, над которыми я стал работать примерно в то же время. Объединив сканограммы ветоши и текст и добавив показательную статистику, надеюсь, я наглядно высказал мысль и донес идею.

/3/ Bleek Magazine: Каким образом связаны между собой тексты вашей книги и фотографии ветоши?

Дмитро Куприян: Тексты книги «Осколки войны» и сканограммы ветоши из проекта «Банальность Агрессии» никак не связаны. Разве что и там, и там использованы артефакты: в первом — осколки снарядов или мин, во втором — ветошь от чистки оружия. И те, и другие имеют свою историю: как я их нашел; события, с ними связанные; люди, которые были рядом. Именно об этом — тексты в книге «Осколки Войны». И, складывая осколки один к одному, я описал новую историю Украины, историю о том, что происходит на войне, о роли человека — бойца, волонтера, гражданина — каждый стал осколком, выбитым из своего комфортного места в жизни и закинутым на войну.

А внутренне для меня эти проекты переходят один в другой и приводят к основному решению любых конфликтов – к диалогу, к необходимости отказаться от взаимных обвинений и оскорблений, к пониманию того, что нужно искать общие точки соприкосновения, общие темы и пути решения проблем, поскольку на данный момент по обе стороны фронта в Украине существует два монолога, но отсутствует диалог между украинцами с разным мировосприятием. Ведь Вооруженные силы могут восстановить территориальную целостность Украины, уничтожить террористов, обеспечить контроль над границей, но объединить общества украинцев по обе стороны фронта в одно они не способны, и это не их задача вообще. Как говорит Далай-Лама, — «насилие никогда не решает проблем, истинное решение можно найти только с помощью ненасилия. Нам нужно искать выход из конфликтных ситуаций через диалог и обсуждение. Результат военных действий в современном мире совершенно непредсказуем». Именно про диалог между разделенными войной в Украине обществами полгода назад я сделал короткое видео, и тогда у меня была долгая дискуссия с куратором о том, что необходимость диалога — лишь риторическая форма, невозможная для реализации практически. Может быть, сейчас это действительно практически реализовать нельзя, но пройдет время, и решение найдется, например, в форме различных общественных организаций, помогающих украинцам вне зависимости от их мировоззрений; контактые группы свяжут людей, которые не могут понять друг друга, люди начнут совместно решать бытовые проблемы, — иными словами, будут происходить вещи, которые, в общем, можно будет охарактеризовать как полноценный диалог.

Дмитро Куприян

Фото: Дмитро Куприян. Снимок из серии «Бочки». Предоставлено автором

/4/ Bleek Magazine: В англоязычном варианте текста к проекту «Банальность агрессии» говорится о террористических актах в мировом контексте. В оригинальной же версии даны статистические данные, касающиеся жестокого обращения, насилия и убийств в Украине. Почему тексты отличаются?

Дмитро Куприян: Я сделал две версии, ориентированные на разные общества и контексты: то, что понятно и близко людям в Украине, совершенно непонятно людям в мире — и наоборот. Но в общем идея осталась той же: агрессия стала банальной и приемлемой для решения конфликтов, разногласий, достижения целей. Жестокое поведение не считается девиантным. Ненависть исключила желание понять оппонента. Диалог, в любом его понимании, не воспринимается как путь решения конфликтов.

Я украинец, мне очевидно, что происходит с обществом в моей стране, и поэтому я могу критиковать и указывать на недостатки моего народа и страны с помощью образов и слов, что, я надеюсь, сможет способствовать изменению общества в лучшую сторону. С другой стороны, англоязычной версией я хочу показать миру, что в Украине есть визуальная культура, есть креативные авторы, ввести украинскую фотографию в мировой культурный контекст. Поэтому я подаю заявки на разные конкурсы и гранты, открыт для предложений и больше ориентирован на незнакомое мне европейское культурное общество, нежели на украинское, где мне «тесно», и работа с которым, в большей степени, является волонтерством.

Дмитро Куприян

Фото: Дмитро Куприян. Снимок из серии «Пытали». Предоставлено автором

/5/ Bleek Magazine: Кадры в серии «Бочки», посвященной Майданской революции, сделаны с верхней точки — почему вы смотрите на своих персонажей сверху вниз?

Дмитро Куприян: Кадры в серии «Бочки» посвящены Революции Достоинства и сделаны с верхней точки, потому что так лучше видны главные «герои» — бочки с огнем, объединяющие вокруг себя людей. Так можно лучше разглядеть и, надеюсь, прочувствовать окружающее эти бочки пространство.

Снимать подобным образом я думал еще во время «Оранжевой Революции» в 2004 году. Тогда тоже люди грелись и общались вокруг огня и обсуждали, что происходило, они покидали дома, вставали с диванов, отходили от телевизоров и собирались на центральной площади страны, чтобы отстоять свои права, решить общественные и политические проблемы. В конституции Украины так же, как в конституции России, сказано, что единственным источником власти в стране является народ. И именно так народ собрался и выразил свою власть посредством протестов и митингов. То же самое случилось и во время Революции Достоинства на Майдане Независимости — такие же бочки с огнем, так же граждане собирались и обсуждали ситуацию, говорили, спорили, решали, молчали… Я просто вернулся к прежней идее и реализовал ее, с полным уважением к тем, кто там был. Подходя к каждой бочке, я указывал на камеру и вслух говорил, что хочу снять всех присутствующих. Кто не желал попасть в кадр, мог отвернуться, но никто не возражал, все происходило по обоюдному согласию и абсолютно миролюбиво. Майдан Независимости в те дни был самым безопасным и объединяющим местом в Киеве и, наверное, в Украине.

/6/ Bleek Magazine: Вы снимали некоторых героев серии «Пытали» рядом с местами предполагаемого совершения преступлений. Зачем?

Дмитро Куприян: Когда я задумывал проект о людях, подвергшихся пыткам в милиции, я собирался фотографировать обвиняемых в местах предполагаемого совершения преступления. Позже оказалось, что это возможно далеко не всегда, и мне пришлось отойти от первоначального плана. Я решил просто продемонстрировать связь героя с местом в каждом конкретном случае. Это может быть место пыток, иногда – больница, где человек оказался после случившегося, в некоторых случаях – тюрьма или суд… А есть — просто портрет человека со шрамами от пыток на лице и взглядом, который говорит сам за себя.

Дмитро Куприян

Фото: Дмитро Куприян. Снимок из серии «Пытали». Предоставлено автором

/7/ Bleek Magazine: Способна ли фотография стать средством борьбы с несправедливостью?

Дмитро Куприян: «Сначала они игнорируют тебя, потом они смеются над тобой, потом они борются с тобой, а потом ты побеждаешь» (Махатма Ганди).

Борьба как противопоставление себя кому-то или чему-то — не очень продуктивное действие, и фотография точно ни с кем не борется, а фотографы, пожалуй, при этом не самые защищенные люди. Фотография показывает и рассказывает истории, раскрывает идеи, обозначает перспективы, дает широту, мечты, а как кто интерпретирует — это уже дело смотрящего. И если увиденное побуждает его бороться с несправедливостью, то, по-моему, это прекрасно, это тот результат, которым можно гордиться. Хотя мне кажется, что в Украине люди больше поддаются на слова и какие-то трактовки и в меньшей степени верят своему внутреннему голосу, поэтому я не вижу особой отдачи от демонстрации своих проектов в Украине, и на данном этапе я с этим смирился. Я понимаю, что мне просто необходимо снимать и показывать, не ожидая что-либо получать взамен, ведь «чтобы победило зло, хорошим людям достаточно просто ничего не делать», а в дальнейшем, что часто бывает с документальной фотографией, она станет востребована как документ и визуализация исторических событий.

/8/ Bleek Magazine: Работая со столь сложной темой, как насилие, можно ли избежать двух главных опасностей — показать слишком много, приближаясь к disaster porn, или показать слишком мало, провоцируя лишь большее количество острых вопросов?

Дмитро Куприян: Темы насилия и жестокости можно снимать эстетично и подавать, в первую очередь, саму проблему, не пересекая границ, за которыми уже очевидна так называемая пропаганда насилия. А с другой стороны, если не раскрыть и не донести проблему, то зритель останется равнодушным и вопросов не возникнет, и, по-моему, это — наихудший вариант. Когда после моей последней лекции у слушателей не возникло вопросов, мне показалось, что все плохо и я не понят.

Дмитро Куприян

Фото: Дмитро Куприян. Снимок из серии «Пытали». Предоставлено автором

Но, в любом случае, необходимо уважать тех, кого снимаешь, с кем работаешь, тем более уважать и понимать нюансы ситуаций, в которых оказались люди, не осуждать и не обременять советами.

Мне очень понравился проект Александра Васюковича из Беларуси под названием «Дом и насилие» — про женщин, подвергшихся домашнему насилию. На портретах следы насилия видны, но это снято таким образом, что выглядит не отторгающе, а красиво, не вульгарно и не «натянуто». В фотографиях автор показал именно то, что нужно, то, о чем говорил в сопровождающем тексте – беззащитность женщин, глобальность явления, безнаказанность зла. И, я надеюсь, что этим проектом он не навредил ни одной героине. Но лучше посмотреть сами снимки, чем читать про них в пересказе.

/9/ Bleek Magazine: В вашем резюме указано, что вы служили в армии и АТО, где в определенный момент начали снимать. Сталкивались ли вы в связи с этим с какими-либо проблемами, были ли конфликтные ситуации?

Дмитро Куприян: Украинские военные не против того, чтобы их снимали, за редким исключением. Они чувствуют, что их поддерживает целая страна, и понимают, что благодаря фотографии они останутся в истории, и часто просят, чтобы их запечатлели «на память», отправили родственникам на почту, напечатали в газете…

Где и что бы вы ни фотографировали — оставайтесь людьми и уважайте тех, кого вы снимаете. Именно в связи с неуважением у меня было одно недоразумение в армии — я видел, как парни из моего подразделения красили забор, и достал камеру. Потом один из них подошел и сказал, что они пришли в армию воевать и защищать свою страну, и для них унизительно красить заборы, когда в стране — война, и попросил не снимать. Для него — это унижение. Я эти фотографии не показываю и считаю, что у меня их нет.

А действительно конфликтных случаев у меня не возникало. Бывало, я поднимал камеру и показывал, что собираюсь снимать, и мне жестом или словом запрещали — и я не снимал: просто спорить из-за кадра с малознакомым человеком с оружием не очень разумно. Иногда меня позже просили временно не показывать фотографии, потому что у бойца по ту сторону конфликта остались родственники и это может быть для них опасно — в таких ситуациях я поступаю как врач, давший клятву Гиппократа, и пытаюсь «не навредить».

Дмитро Куприян

Фото: Дмитро Куприян. Снимок из серии «Бочки». Предоставлено автором

© Bleek Magazine. Интервью: Ольга Дерюгина.