Известная московская галеристка поговорила с Ольгой Бубич о рыночной специфике и будущем тиражного визуального искусства

Появление в Москве первой галереи международной сети «LUMAS» может повлечь за собой изменения на рынке российской фотографии. О рыночной специфике и будущем тиражного визуального искусства «Bleek Magazine» размышляет вместе с известной московской галеристкой Марией Бурасовской, под руководством которой в столице сегодня функционируют две очень разные площадки: «Глаз» и «LUMAS».

Мария Бурасовская

Мария Бурасовская. Фото: Наташа Покская

Bleek Magazine: Как можно кратко объяснить разницу между вашими подопечными — «Глаз» и «LUMAS»? Чем отличаются их стратегии, целевая аудитория и тип фотографического продукта? И который из проектов вам, по-честному, ближе?

Мария Бурасовская: «LUMAS» и «Глаз» — звенья одной цепи, но совершенно разные. «Глаз» — классическая по своей модели галерея искусства. В ней выставляются авторы, у которых уже были музейные выставки, издавались каталоги, то есть, так или иначе, художники с именем. «LUMAS» — платформа для авторов разного уровня, от очень знаменитых (Дэмиен Херст, Такаши Мураками, Мишель Комт) до совсем неизвестных европейских фотографов. Но основное отличие, безусловно, тираж.

В галерее «Глаз» самый большой тираж фотографий — 30 экземпляров, а в галереях сети «LUMAS» самый маленький — 50. Это и является основной разницей в стратегии. «LUMAS» делает искусство доступным, а галерея «Глаз», как и многие другие галереи современного искусства, — элитарным.

Какая из галерей ближе — очень сложный вопрос. Это как спрашивать родителей, кого из детей, по-честному, они больше любят. Галерея «Глаз» — моё детище, я управляю ей уже 10 лет, мы пережили уже 4 переезда, множество международных ярмарок и т.д. «LUMAS» — проект сравнительно новый для меня, но, конечно, уже любимый.

Bleek Magazine: Как происходит отбор фотографов для представления в галереях? Какую роль в нем играет московская команда «LUMAS»? Есть ли примеры успешной «раскрутки» русских фотографов из нашего региона?

Мария Бурасовская: Художники для галерей «LUMAS» отбираются очень профессиональной портфолио-командой. Каждые шесть месяцев работы коллекции «LUMAS» обновляются, появляются яркие новинки. На прошлой неделе мы как раз презентовали свежую коллекцию — в ней 20 новых имён. Два раза в год также выходит журнал LUMAS, где всегда представлена полная информация о новинках портфолио.

Влиять на выбор художников мы, к сожалению, не можем, но, конечно же, имеем право и не показывать тех, кто нам не по душе. Очень интересно видеть, что самые популярные авторы в Европе не привлекают у нас никакого внимания публики и наоборот. Русские фотографы в портфолио «LUMAS» есть, но это в основном художники, живущие в Европе. Над расширением русского портфолио в рамках галерей «LUMAS» мы работаем, и думаю, нам это удастся. Кроме того, мы приглашаем уже известных фотографов из команды «LUMAS» снимать проекты в Москве.

Так, например, американский фотограф Ларри Юст (Larry Yust) только что снял большую серию панорам московского метрополитена. Осенью мы постараемся показать ее в галерее.

Bleek Magazine: Вы как-то привели пример Пепа Вентозы как самого продаваемого фотографа в Москве. В чем, на ваш взгляд, секрет его успеха на российском рынке?

Мария Бурасовская: Сложно сказать… Когда мы выбирали фотографа, выставкой которого хотим открыть московскую галерею, наш выбор был однозначен — даже к моменту открытия Пеп Вентоза уже был самым продаваемым автором в Москве. Мы не прогадали — почти все его работы были проданы в течение трёх дней после открытия!

Bleek Magazine: Так ли на самом деле существенна грань между авторами уровня коллекционирования (на примере фотографов, которых представляет «Глаз») и теми, кого вы предлагаете, условно, средней культурной прослойке в «LUMAS»? Могут ли они пересекаться, или это все же совершенно разные сегменты?

Мария Бурасовская: Портфолио «LUMAS» состоит из очень интерьерных работ, многие из них — это некий симбиоз дизайна и искусства. Работы из коллекции галереи «Глаз» имеют концепцию, идею — их нужно понять, почувствовать. Поэтому да, пересечений по авторам между этими галереями нет и, скорее всего, не будет.

Но я убеждена, что некоторые из клиентов «LUMAS», начав коллекционирование с оформления интерьера, в итоге придут в галерею «Глаз» или любую галерею современного искусства в поисках чего-то большего.

Мария Бурасовская

Галерея «LUMAS» Фото: Елизавета Чернухина

Bleek Magazine: Как можно описать предпочтения российского зрителя в фотографии? Учитываются ли они головным офисом в Берлине и самой российской командой «LUMAS»? Можно ли сегодня говорить о достаточной насмотренности российской публики и понимании интерьерной фотографии? Или на нее смотрят скорее как на модный тренд («постеры» вместо ковров), а не необходимость удовлетворения эстетических вкусов?

Мария Бурасовская: Каких-то особенностей вкуса российского зрителя я отметить не могу, как и не могу толком объяснить, почему популярные европейские авторы не пользуются популярностью в России. Поскольку галерей «LUMAS» на данный момент более 40 — от Лас-Вегаса до Саудовской Аравии, то команда кураторов, находящаяся в Берлине, конечно, не может подстраиваться под региональные пожелания каждой галереи. Их задача — держать общий уровень портфолио. Конечно, они обращают особое внимание на авторов из тех стран, в которых есть LUMAS.

По уровню продаж каждой из галерей LUMAS можно судить и об уровне «насмотренности» зрителей в той или иной стране. Так, например, «LUMAS» пользуется огромной популярностью в Скандинавии, что логично, ведь дизайн у скандинавов в крови, или, например, в Италии, где люди привыкли жить с искусством. Нам пока до такого уровня нужно дорасти.

Но прогресс очевиден, особенно если учитывать, что мы ковры со стен сняли лет 20 назад.

Bleek Magazine: Если спуститься на уровень конкретики: отпечатки какого формата, какой ценовой категории и какой тематики сегодня пользуются наибольшим спросом среди клиентов «LUMAS»? Это более классические работы в жанре черно-белого портрета, фэшн или романтической фотожурналистики? Или есть интерес также и к более концептуальным высказываниям?

Мария Бурасовская: В «LUMAS» очень хорошо продуманы форматы искусства. Они начинаются с совершенно нового формата «Art Now» — это такие маленькие фотооткрытки, которые может позволить себе практически каждый и которые являются отличным подарком. Формат чуть больше – «LUMAS minis» — тоже подарочный, но уже чуть больше, до 30х40 см. Такой формат популярен не только в качестве подарков, но и уже для оформления стен. Самый большой формат — работы XXL, до 3 метров, смотрятся потрясающе, но для них нужны большие пустые стены, они подойдут всё-таки не в любой интерьер.

По содержанию чёткую закономерность отследить непросто, можно только сказать, что самыми популярными являются пейзажи, как природные, так и городские. Серия «Классика» с портретами Одри Хепберн, Мика Джаггера, Альфреда Хичкока и других тоже популярна, но выделять её как-то особенно я бы не стала.

Bleek Magazine: И, наконец, исключительно практический вопрос. Расскажите, пожалуйста, о ценоформировании в тиражной фотографии. Не приводит ли увеличение тиража к снижению статуса автора и ценности его/ее отпечатка в глазах коллекционеров? Есть ли авторы, которые работают одновременно с ограниченным и более крупным тиражом разных отпечатков?

Мария Бурасовская: Фотографии как искусству лет 40 назад пришлось отстоять кровавую битву именно на тему тиражей, чтобы доказать коллекционерам, что нет, фотограф, дорожащий своей репутацией, бесконечно тиражировать отпечаток не будет. Как я и говорила выше, для традиционных фотографических галерей тираж 30 считается максимальным, и я всегда рекомендую своим авторам не выходить за предел 10 экземпляров. Лучше больше работать, чем больше печатать одну и ту же фотографию.

Мария Бурасовская

Ларри Юст на презентации своих работ в галерее «LUMAS» в рамках выставки «LUMAS & Bo Concept: Urban Design» Фото: Елизавета Чернухина

Для таких галерей, как «Глаз» и «LUMAS», верны два правила. Первое — тираж никогда, ни при каких обстоятельствах не может выйти за пределы указанного (я за 15 лет работы в этом бизнесе не сталкивалась с этим ни разу). Второе — по мере продажи экземпляров в тираже, стоимость фотографии всегда возрастает. В «LUMAS» у нас для этого есть статусы: «бестселлер» означает, что продано более 75% экземпляров из тиража, «последние экземпляры» — более 90%, «только в галереях» — 100%, но в отдельных галереях по всему миру еще можно попробовать найти понравившуюся работу. При присвоении каждого нового статуса, стоимость фотографии повышается. Именно поэтому мы призываем своих клиентов не раздумывать долго, если им понравилась фотография.

На моих глазах огромный, казалось бы, тираж в 150 отпечатков распродавался за 2-3 месяца. В галерее «Глаз» стоимость фотографии увеличивается часто с каждым проданным экземпляром, особенно при тиражах 5-7. А последний отпечаток из тиража многие авторы и вовсе отказываются продавать.

Bleek Magazine: Как вы видите будущее франшизы «LUMAS» в России и странах бывшего СССР? Появятся ли такого плана галереи в других крупных городах региона? Какие условия для этого необходимы?

Мария Бурасовская: У нас большие планы — открытие галерей в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Казани, Баку, уже работает наша галерея в Риге. Для реализации этих планов осталось только дождаться изменения экономического климата.

© Bleek Magazine. Беседу вела: Ольга Бубич.

Send this to a friend