Основательница и директор чикагской галереи с мировым именем Кэтрин Эдельман рассказывает Bleek Magazine о том, почему, работая на арт-рынке, так важно задавать вопросы, быть честным и не бояться нового

Галерея Кэтрин Эдельман – одна из ведущих выставочных площадок в США, участник крупных арт-фестивалей по всей стране и за рубежом, эксперт и лидер мнений в области современной фотографии. Начиная со скандальной выставки «Баллады о сексуальной зависимости» Нан Голдин в 1987, галерея предоставила зрителям возможность увидеть в своих стенах самые разные фотографические направления: от уличной фотографии Сьюзан Мейселас и Себастьяна Сальгадо, фэшн Энни Лейбовиц и Херба Ритца до провокационных экспериментов Джоэля-Питера Уиткина.

Специально для Bleek Magazine с бессменным директором галереи, президентом Ассоциации международных арт-дилеров фотографии (AIPAD) и Чикагской ассоциации арт-дилеров (CADA) Кэтрин Эдельман об актуальных стратегиях, развитии и будущем рынка фотографии беседует Ольга Бубич.

Кэтрин Эдельман

Bleek Magazine: Галерее Кэтрин Эдельман уже почти 30 лет. Как со времен дебюта Нан Голдин изменилось искусство фотографии? Какое место, на ваш взгляд, на арт-рынке сегодня занимает фотография? Можно ли считать ее конкурентоспособной с другими формами современного искусства, если говорить об интересе зрителей и коллекционеров?

Кэтрин Эдельман: Когда в конце 1987 г. я открыла свою галерею, по всему миру уже работала масса фотогалерей, и очень многие крупные аукционы уже продавали фотографию. Свою галерею я открыла в Чикаго, потому что именно там я заканчивала школу при институте искусств (SAIC). В городе в то время была только одна галерея, занимающаяся фотографией, но большинство работ, которые они показывали, имели скорее историческую ценность. Или, как говорят те, кто в теме, снимки были сделаны «почившими ребятами». Чикаго казался мне идеальным местом для современной фотографии.

Однако первых лет 5-10 мне пришлось немало потрудиться, объясняя и защищая ее, несмотря на то, что рынок фотографии к тому времени уже существовал. Тогда цифровая фотография только начинала свой путь в галереи, и ей предстояло еще прошагать километры, прежде чем получить настоящее признание как устоявшейся формы искусства.

За последние лет 10-15 фотография реально ворвалась на арену современного искусства, фотографов стали представлять самые разные типы галерей. С аукционов фотографы уносят в кошельках шестизначные суммы, вырученные за снимки, а нам уже давно не приходится объяснять, что фотография – тоже искусство. Мне кажется, что сегодня она так же востребована, как и любой другой вид искусства, хотя, если говорить о стоимости, фотография пока все еще более доступна.

Кэтрин Эдельман

Фотография с выставки Изабель ЛеМэй «Чудеса», представленной в Галерее Кэтрин Эдельман

Bleek Magazine: Каковы, на ваш взгляд, предпосылки развития арт-рынка в стране? В какой момент публика начинает воспринимать фотографию как способ капиталовложения – нечто, что можно покупать и коллекционировать?

Кэтрин Эдельман: Я вряд ли смогу что-то сказать по поводу предпосылок. Я верю в то, что арт-рынок возникает тогда, когда художники-новаторы находят людей, которым нравится то, чем они занимаются, и те решают их поддержать. Галерея, в нашем случае — арт-рынок, может появиться, когда реально работающие художники начнут создавать значимые работы. Без художников не будет никаких галерей. А без галерей не будет и рынка. Все эти отношения должны быть построены на доверии, обе стороны должны понимать, что они работают для достижения общей цели. В ситуации общего успеха появится и рынок. 

Быстрый рост числа фотографий, которые мы сегодня видим в галереях, на арт-ярмарках, аукционах и музейных выставках в разных уголках земли, свидетельствует о том, что фотография только укрепляет свои позиции в качестве объекта для коллекционирования.

Кэтрин Эдельман

Фотография с выставки Изабель ЛеМэй «Чудеса», представленной в Галерее Кэтрин Эдельман

Bleek Magazine: Можно ли как-то описать типичного “американского коллекционера”?

Кэтрин Эдельман: Понятия не имею, что представляет собой “американский коллекционер”. Мне кажется, что все коллекционеры одинаковые, вне зависимости от места жительства. Их всех объединяет страсть, настоящее наваждение, жажда узнавать и понимать новое, страсть к самообразованию. Они приобретают то, что им нравится, не очень переживая по поводу его потенциальной стоимости. Они не боятся задавать вопросы и обожают говорить о том, что они видели, в то же время проявляя интерес к новым именам.

Bleek Magazine: Какой стратегии придерживается Галерея Кэтрин Эдельман в поиске художников, которых вы решаете представлять? В какой степени арт-дилер формирует рынок? Или здесь скорее речь идет о том, что потребности рынка или вкусы публики оказывают значительное влияние на «заметность» художника и его узнаваемость на рынке?

Кэтрин Эдельман: Я показываю только то, во что влюблена. Слава богу, мои вкусы покрывают широкий диапазон: от традиционных пейзажей до работ, где соседствуют разные виды медиа, включая фотографии. Моя тайная страсть —  это нарративы, работы «с историей», и неважно, будет ли это контактный отпечаток 4 x 5 дюймов или восьмиминутное видео. Увидев работу, я должна воскликнуть: «Вау!»… после чего задуматься и задаться вопросами. Я ищу честные работы, которые не притворялись бы чем-то, чем на самом деле не являются. 

Опыт показывает, что если я влюблена в фотографию — коллекционеры найдутся. Конечно, не всех моих художников ждал успех, ошибки случались и у меня. Но в общем и целом я следую своему сердцу и не беспокоюсь о том, что сегодня считают модным или ожидаемым.

Кэтрин Эдельман

Фотография с выставки Флориана де Ласси «Сколько ты можешь унести?», представленной в Галерее Кэтрин Эдельман

Bleek Magazine: Некоторые арт-критики считают, что российскую фотографию все еще воспринимают в мире как нечто экзотическое или слишком депрессивное, мрачное. Есть ли интерес к восточноевропейской и российской фотографии в США? Известны ли какие-либо имена? При каких условиях, на ваш взгляд, российский фотограф может попасть на арт-рынок и достичь успеха?

Кэтрин Эдельман: Я не очень хорошо знакома с арт-средой в России, и поэтому вряд ли смогу дать комментарий относительно ее восприятия в США. Но я уверена, что художник может войти на арт-рынок и добиться успеха, если он(а) ставит перед собой такую цель и если им удается найти кого-либо, кто поверит в них. А это на самом деле непросто. Во всем мире есть тысячи и тысячи художников, а вот число галерей ограничено. Такая ситуация – отнюдь не в пользу художников, но если они создают работы, которые стоит показать, это обязательно произойдет… правда, быть может, не сразу.

Bleek Magazine: Сегодня мы наблюдаем динамичное развитие европейской фотографии. С одной стороны, растет интерес к архиву, с другой – медиум фотографии активно используется в чисто художественных целях, включая цифровой формат. Какие тенденции характеризуют американскую фотографию сегодня? И каким образом они отражаются в выставках в вашей галерее?

Кэтрин Эдельман: Меня постоянно спрашивают о тенденциях. И должна признаться, что этот вопрос не из легких. Я видела, как многие фотографы возвращались к ферротипиям, полностью отказываясь от компьютера как метода работы с изображением. С другой стороны, есть и фотографы, в чьем творчестве грань между фотографией и скульптурой или фотографией и видео очень тонка. В наши дни понимание фотографии очень широко, и кажется, что сегодняшние художники только начинают по-новому воспринимать то, что она может из себя представлять.

Кэтрин Эдельман

Фотография с групповой выставки «IDENTIFY» в Галерее Кэтрин Эдельман, где были представлены работы Тары Богарт, Хизер Дьюи-Хагборг и других авторов

Bleek Magazine: Какая фотография, на ваш взгляд, будет занимать пространства галерей лет через 10-20? Фотография только укрепит свои позиции, или ее переизбыток и легкая доступность негативно повлияют на интерес публики к этому медиа?

Кэтрин Эдельман: А разве это не гадание на кофейной гуще? Я реально не имею понятия о том, чем будут заняты художники через 10-20 лет. Моя задача – держать ухо востро, внимательно наблюдать за происходящим, задавать вопросы и учиться. В том, что фотография – это форма искусства, сомнений нет. Она, конечно, будет всегда. А вот то, как именно она будет выглядеть, узнать чрезвычайно любопытно.

© Bleek Magazine. Беседу вела: Ольга Бубич.

Все изображения предоставлены Галереей Кэтрин Эдельман.

Send this to a friend