Хорошему художнику в равной степени необходимо и то, и другое – и авторское видение, и мастерское владение своим средством выражения

Родился в 1960 году в городе Балтимор. В настоящее время живет и работает в Сан Диего, Калифорния. Образование: Корнелльский университет (1979-1984), Итака, Нью-Йорк. Любимый жанр: пейзаж.

Bleek Magazine: Что такое искусство? Дайте определение арт-фотографии. Когда Вы осознали, что Ваши работы  – это искусство?

Дэвид Фокос: Лично я бы определил искусство как передачу идеи, мысли или эмоции посредством ремесла.

Я знаю, многие считают, что искусство в той или иной степени — это и есть ремесло. Не соглашусь. Эти понятия равнозначны по важности, но различны по сути. Отличие искусства в том, что оно коммуникативно.

В моем случае ремесло – это фотография. Попытка донести до зрителя специфическое сообщение через мои работы – это как раз и есть то, что позволяет отнести мое ремесло к категории искусства.

Я бы не определял арт-фотографию как-то отлично от того, как я определяю искусство в целом. Искусство – это искусство, вне зависимости от средства реализации.

Когда я учился в колледже в начале 80-х, я изучал инженерное дело и историю искусства, в частности японского. Я понимаю, что именно в то самое время, когда я только начинал пытаться передать эмоции через свои работы, я осознал разницу между искусством и ремеслом, а также ощутил, что я заинтересован в значительно большем, чем создание просто красивых картинок.

Дэвид Фокос

Beach Comet, Chilmark, Massachusetts.

Bleek Magazine: Что Вы думаете об авторском видении в фотографии? Было ли оно у Вас изначально или развилось в процессе длительных съемок?

Дэвид Фокос: Ответ зависит от того, что именно считать видением. Я уверен, что любой человек имеет врожденное  чувство композиции. Вы можете его совершенствовать, но эта способность, в любом случае, проявляет себя с самого начала. Даже сейчас, когда я смотрю на самую первую пленку, которая отснята мною 11 лет назад, я понимаю, что всегда имел склонность к пейзажу и определенному типу композиции – я тогда снимал теряющиеся в тумане шпили церквей, уходящие вдаль плоскости фасадов зданий и рисунки брусчатки на улицах.

Однако, если говорить об авторском видении, которое более интеллектуально и менее инстинктивно, к нему я пришел несколько позже. Изначально я снимал без какого-либо замысла, лишь для собственного удовольствия. В процессе съемок я развил свои умения и пришел к пониманию возможностей и ограничений моего средства выражения — фотографии. В юности я научился делать красивые картинки. Но никакой интеллектуальной глубины в них не было, потому что в те годы я еще не думал использовать фотографию как средство коммуникации. Для меня было за счастье создавать красивые фотографии, и ничего плохого в этом я не видел. И лишь позже, во время учебы в коллежде, я начал рассматривать фотографию как инструмент для коммуникации.

Дэвид Фокос

Incoming Ferry, Oak Bluffs, Massachusetts

Bleek Magazine: Какую часть разум занимает в процессе творчества? Действуете ли Вы иногда наугад во время съемок, полагаясь на интуицию, или все действия изначально предопределены?

Дэвид Фокос: Так как искусство коммуникативно, у художника, прежде всего,  должно быть что-то, что он хочет сказать своими произведениями. Я верю, что наличие заранее продуманного замысла весьма существенно для создания удачного произведения.

Я знаю много людей, которые снимали огромное количество фотографий, затем отбирали небольшое количество из них и объявляли: «Вот, это – искусство». Или шли на блошиный рынок и скупали чьи-то старые фотографии, обрамляли их и также объявляли, что это — искусство. Я не согласен с этой точкой зрения. Это не искусство, это украшение. Возможно, чудесное украшение, но не более. Однако, это не означает, что кто-то ни мог бы использовать некоторые из этих фотографий в процессе создания нового произведения искусства – как первичный материал, как часть большого проекта с конкретной, заранее продуманной концепцией.

Когда я нажимаю на кнопку затвора, я всегда имею ясную концепцию будущей фотографии, которую я хочу получить, а также, зачем я это делаю. Впоследствии, когда у меня уже есть проявленный негатив, я часто работаю над созданием отпечатка до 100 часов и даже более, чтобы полноценно воплотить в конечной работе тот замысел, который у меня был в момент экспонирования пленки.

Дэвид Фокос

Mooring Rings, Study #3, Boston, Massachusetts.

Bleek Magazine: Что Вы думаете о «душе» в фотографии?

Дэвид Фокос: Я думаю, что фотография – это маленькое окно в душу фотографа, позволяющее взглянуть в сердце и разум их создателя. Что именно захватило внимание фотографа? Почему он именно так скомпоновал кадр? Каждый видит мир по-своему, и два разных фотографа никогда не будут иметь одинакового подхода к съемке одного и того же объекта.

Дэвид Фокос

Two Rocks, Study #2, Chilmark, Massachusetts.

Bleek Magazine: Что Вы думаете о технической составляющей в фотографии?

Дэвид Фокос: Я считаю, что освоение технических аспектов своего средства выражения особенно важно, так как это способ перенести концепцию, которая находится в голове автора, на отпечаток на стене. Вы можете быть человеком с величайшим творческим воображением, но если Вы не можете полноценно высказаться через свое средство выражения, у вас ничего не получится.

С другой стороны, если Вы помешаны на попытках сделать свой «идеальный отпечаток», то можно легко забыть, что Вашей конечной целью было использование этого отпечатка для выражения вашего авторского видения. Следовательно, в этом случае у Вас также ничего не получится. Хорошему художнику в равной степени необходимо и то, и другое – и авторское видение, и мастерское владение своим средством выражения.

 

Bleek Magazine: Свет – это основа для создания конечной фотографии. Как Вы работаете с ним, насколько сильно свет влияет на Ваши работы?

Дэвид Фокос: Наш глаз всегда тянется к свету. Из этого примитивного инстинкта я извлекаю пользу, придавая определенные формы светлым и темным участкам фотографии, чтобы управлять глазом зрителя. Например, Вы уже наверняка заметили (хотя, я надеюсь, что нет), что большинство моих работ слегка затемнены сверху и снизу. Я намеренно сделал эти затемнения, чтобы фокусировать взгляд зрителя на нужных участках фотографий.

Дополнительно, я всегда уделяю внимание тому, как сами отпечатки взаимодействуют со светом – дневным, флюоресцентным, галогеновым и так далее. Я печатаю так, чтобы лучше всего они смотрелись в галогеновом свете, так как они приобретают теплый оттенок.

Мой любимый способ оформления работ – это помещение их под антибликовый плексиглас по технологии «DIASEC», разработанной в Германии («Пластификация», прим. редакции). Стекло практически не отражает свет, снимок находится в 3-м миллиметрах от поверхности. В совокупности это дает мгновенный результат: когда отпечаток освещен галогеновой лампой, его светлые участки начинают словно светиться изнутри.

Дэвид Фокос

Unfinished Pier, San Luis Pass, Texas

Bleek Magazine: Почему Вы занимаетесь черно-белой фотографией, в то время как уже давно существует цветная? Это определенный замысел или лишь вопрос техники и эстетики?

Дэвид Фокос: Я уверен, что выбор, какой будет конечная фотография, черно-белой или цветной, обусловлен исключительно решением художника и его видением. Тот или иной снимок всегда будет удачным или в цветном, или в черно-белом варианте, но не в обоих одновременно, и художник должен выбрать, какой из них лучше всего подходит для передачи его творческого замысла.

Цвет – это очень мощный инструмент, и, мне кажется, цветное изображение должно что-то говорить своим цветовым решением или просто быть реалистичным. Для тех эмоций, которые я пытаюсь пробудить своими работами, цвет не является определяющим. Они, скорее, в линиях, формах, и цвет, как мне кажется, только помешал бы зрителю их уловить.

Дэвид Фокос

Moonrise, Chilmark, Massachusetts

Bleek Magazine: Что выдумаете о красоте в фотографии? Должна ли она всегда быть целью художника? Как Вам кажется, арт-фотография повлияла на отношение людей к прекрасному в визуальном искусстве? И, если да, то как? Что такое красивая фотография?

Дэвид Фокос: Как мне кажется, среди некоторых современных фотохудожников, в особенности студентов, сформировался особый тренд — делать провокационные снимки. Они, видимо, полагают, что единственный путь привлечь зрителей, лишенных чувственности восприятия после миллионов ранее увиденных картинок, это поднять шум вокруг своих режущих глаз изображений.

Я считаю, что, если создание провокационного или шокирующего изображения является важным для воплощения творческого замысла, то это оправданно. Но использовать их с целью быть замеченным — это, на мой взгляд, неправильно. По аналогии, нет ничего плохого в «красивых» картинках. Никто никогда не говорил, что мире слишком много красоты. Главное – это знать, ради чего ты делаешь свои работы. Фотография должна передавать авторский замысел любым самым эффективным способом. В некоторых случаях для этого может потребоваться «красивая» картинка, а в некоторых  — «уродливая».

Лично я нахожу для себя особенно прекрасной «тихую элегантность». Как я уже говорил, когда я учился в школе, я изучал историю японского искусства, а также японский кинематограф и поэзию хокку, которая часто передает тихое, мирное, меланхоличное настроение, очень любимое мною. Огромное влияние на мою работу оказывает и традиционная японская эстетика. Во мне находят отклик такие концепции, как seijaku (умиротворенность), sabi (патина, признание эфемерной сущности вещей), yūgen (неочевидный, едва уловимый, глубокая благодать), shizen (без притворства), и wabi (деревенская простота, свежесть, тишина, признание несовершенства).

Ну и, конечно же, каждый имеет собственное представление о своем идеале красоты.

Дэвид Фокос

Hay Bales, Ripsa, Sweden

Bleek Magazine: На сколько важен момент в фотографии? Как бы Вы описали чувство правильного момента? Всегда ли это ощущение является гарантией хорошего снимка?

Дэвид Фокос: В отличие от других средств выражения фотография начинается с фиксации света на светочувствительном материале, поэтому она ближе к “моменту” нежели другие визуальные искусства.

В местах, где я снимаю, я испытываю сильную позитивную эмоциональную реакцию. Чаще всего это такие уголки, которые своим безмолвием, бескрайностью, пустынностью или, наоборот, соседством объектов, созданных человеком, с природными, погружают меня в тихое созерцание. Иногда я нахожу их случайно, а иногда это места, которые я изучаю годами, ожидая подходящих условий для съемки.

Если место съемки меня вдохновляет, то в нем точно есть потенциал для хорошего снимка, но это совершенно не является гарантией успеха. Чтобы сделать отпечаток, который будет пробуждать те же чувства, что и в момент съемки, нужно совпадение достаточно большого количества факторов. Иногда случается так, что в силу тех или иных обстоятельств, которые не имеют отношения к месту съемки, я не могу сделать снимок. В таких случаях лучшее, что можно сделать — это оставить попытки поймать момент и просто им насладиться.

Дэвид Фокос

Gasworks, Seattle, Washington

Bleek Magazine: Влияет ли объект, который Вы выбрали для съемки, на то, что Вы хотите сказать своей фотографией? Или, наоборот, Вы хотите сказать своим снимком что-то определенное, и это заставляет Вас искать подходящий объект?

Дэвид Фокос: Я делаю снимки, только если место меня вдохновляет. Поэтому оно первично, и я работаю с тем, что нахожу во время съемки. Другими словами, я не думаю: “Хочу создать снимок про одиночество, поэтому мне необходимо найти железную дорогу и сфотографировать ее ночью”. Наоборот, я могу оказаться на железной дороге ночью, почувствовать себя одиноким и подумать: “Это потрясающе, я хочу это снять”.

© Bleek Magazine.

Персональный сайт фотографа: www.davidfokos.com

Send this to a friend