«Мой подход заключается в том, что я беру предметы как природного происхождения, так и из привычной городской среды, и посредством натюрморта помещаю их в новый контекст»

Джо Уоли

Джо Уоли, автопортрет

Джо Уоли получила ученую степень по Искусству и Фотографии в Университете Калифорнии в 1980 году. Сначала Уоли училась живописи и позднее работала сценическим художником для Оперы Сан-Франциско и других театральных компаний. Начиная с ранних 80-х фотоработы Джо Уоли выставляются в США, Европе и Японии.

Bleek Magazine: Значит ли слово «искусство» нечто особенное для Вас? Какое определение Вы бы дали этому понятию?

Джо Уоли: Искусство — это уловка. В один определенный момент я перестала обращать внимание на то, что фотография используется для фиксации реальности. Существует мнение, что «театр — это ложь, которая говорит правду». С помощью очевидной уловки можно ввести зрителя в состояние вовлеченности и преподнести такие идеи, которые при других обстоятельствах могли бы быть восприняты, как спорные, раздражающие или абсурдные.

Джо Уоли

ВМ: Почему Вы выбрали такой жанр как натюрморт?

Джо Уоли: Традиционно, натюрморт — это самый мирный и спокойный из всех жанров. Мне это очень импонирует, как и тот факт, что я могу спокойно работать в студии, слушая музыку и попивая чай.

ВМ: В пейзаже часто исследуются взаимоотношения между человеком и природой, в то время как в натюрморте — между неодушевленными предметами. А как бы Вы определили натюрморт? Что Вы делаете, чтобы «оживить» неодушевленные предметы?

Джо Уоли: Мой подход заключается в том, что я беру предметы как природного происхождения, так и из привычной городской среды, и посредством натюрморта помещаю их в новый контекст. Компоновка этих несовместимых элементов осуществляется интуитивно, при полной свободе ассоциаций, а также без конкретного понимания конечной идеи. Так как я позволяю себе работать бессознательно и без каких-либо рамок, появляются всяческие нестыковки и возникают новые вопросы — вопросы о конфликтах, присущих городской культуре и окружающей среде. Конечным результатом, как мне кажется, является некая форма фантазийного повествования.

Джо Уоли

ВМ: Как вам пришла в голову идея Театра Насекомых? Вы помните, когда Вас впервые посетило вдохновение?

Джо: В моей предыдущей серии, Natura Morta, я использовала насекомых в натюрмортах из фруктов, цветов и овощей. Их присутствие намекает на эфемерность жизни. Однажды, в поиске идеи для новой серии, я рассматривала насекомых из моей коллекции, восхищаясь, насколько гениальны их формы и строение. Я решила поместить их в центр кадра и снять их портреты. На отпечатках размер насекомых соизмерим с размером человеческой головы. Большой формат демонстрирует, насколько они, с одной стороны, зловещи, а с другой – визуально красивы. Такой масштаб также подразумевает, что насекомые и люди равнозначны. Все мы – часть природы.

Джо Уоли

ВМ: Вы можете рассказать больше о процессе съемок «Театра Насекомых»? Как долго планировали проект, как он менялся во время процесса?

Джо Уоли: Не было никакого планирования. Я просто приходила в студию. Мои визуальные и концептуальные идеи рождались лишь в процессе съемки.

ВМ: Русско-американский писатель Владимир Набоков, который питал страсть к бабочкам и мимикрии, однажды сказал: «Искусство — обман, равно как и все в природе. Обман в хорошем смысле этого слова. Он помогает мимикрирующей бабочке выживать и размножаться.» Играет ли обман какую-либо роль в «Театре насекомых»?

Джо Уоли: Отличная цитата! Во время работы над этой серией, а также продолжительных дискуссий с энтомологом Линдой Винер, которая написала одно из эссе для моей книги “Театр Насекомых”, я получила массу уроков мимикрии. Обман и внешнее сходство являются ключевыми в этой серии. На каждом из изображений, созданных в студии, приколотое булавкой насекомое противопоставляется фону, сделанному мной из искусственных материалов, таких как: ржавый металл, мозаичное стекло и мятая крашеная бумага. Фоны подбирались так, чтобы, с одной стороны, привнести в натюрморт некую визуальную поэзию, а с другой – чтобы вызвать у зрителя ассоциации с элементами городской среды. Насекомое как бы смешивается с чуждым ему окружением, при этом мимикрируя или маскируясь. Натюрморты становятся зеркалом нарушения экологического равновесия, создаваемого человеком.

Джо Уоли

ВМ: Существует ли что-то чему искусство могло бы поучиться у природы или науки?

Джо Уоли: Да, важности внимательного изучения.

ВМ: Учитывая тот факт, что Вы работаете с «приколотыми» насекомыми, играет ли жестокость какую-либо роль в Вашей художественной практике?

Джо Уоли: Нет. Они приколоты, но в таком состоянии они, возможно, просуществуют даже дольше, чем мы сами.

ВМ: У Вас есть идеи для будущих проектов? Будут ли они каким-либо образом связаны с «Театром Насекомых», или Вы пойдете в другом направлении?

Джо Уоли: На данный момент я работаю над проектом с реквизитом из растительного мира, химическим оборудованием и сомнительного рода экспериментами. Насекомые иногда появляются в постановках в своей традиционной роли опылителей.

Джо Уоли

ВМ: Что мотивирует Вас на творчество? Вы когда-нибудь замечали у себя сквозную идею, проходящую через все ваши работы? Какую роль играет личное в Вашем творчестве?

Джо Уоли: Искусство — это занятие, а не профессия, и моей мотивацией является моя любознательность. Идея, которая проходит сквозь все мои работы, — это или постановка вопросов, или простое наблюдение за технологическим развитием нашей культуры и ее взаимоотношением с природной средой. Звучит грандиозно, но лучше я позволю этой концепции «раскрасить» мои работы, нежели буду делать нравоучительные заявления посредством творчества.

ВМ: В описании Вашего творчества Вы упоминаете, что рассматриваете фотографию как “театральное представление”. Каковы взаимоотношения между фотографией и театром? Вы до сих пор являетесь художником-оформителем или окончательно выбрали фотографию как средство выражения? Вы бы отнесли себя к художнику, работающему в смешанной-технике?

Джо Уоли: То чем я занимаюсь, я называю «Театром фотографии», и я соглашусь с высказыванием Ролана Барта, что “фотография — это примитивная форма театра”. В начале своей карьеры я зарабатывала на жизнь, работая художником в театре, а теперь я создаю театральные постановки для моей камеры. Моя студия похожа на магазин театрального реквизита: раскрашенные фоны, комната аксессуаров, световое оборудование, гели, инструмент. И, так как я использую различные техники в моей работе, я считаю себя просто художником.

Джо Уоли

Джо Уоли: Учитывая Ваш интерес к театру, насколько для Вас важна аудитория? Когда Вы творите, Вы ориентируетесь на нее или нет?

Джо Уоли: Естественно, аудитория подразумевается. Но когда я создаю работы, я погружена в воображаемое, как в сон наяву. Фотография – лишь это побочный продукт процесса, которым можно впоследствии поделиться со зрителем.

ВМ: Как, по-вашему, общество, мода, тренды и поп-культура влияют на искусство в целом и на вас в частности?

Джо Уоли: Все мы – часть этого культурного коктейля и мне не хотелось бы быть чужой на этом празднике жизни.

ВМ: Как Вы нашли и развили ваш индивидуальный художественный стиль?  Существует ли связь между Вашими ранними и поздними работами?

Джо Уоли: Мой стиль выработался в процессе обучения. Я изучала искусство на художественном факультете в Университете Беркли и затем расписывала декорации для театров в округе Сан-Франциско. Выдумка и иллюзия являются частью театральной традиции, которая объединяет воображаемое с реальным. Я всего лишь привнесла этот опыт в фотографию.

Работы из серии «Театр насекомых»

001 02_ 004 006 008- 012 013 015 016 017- 019 021-whaley 026 027 029 032 039_blue-v2 041 043 057 060 100 101 103 108-

© Bleek Magazine.

Персональный сайт Джо Уоли: www.jowhaley.com

Send this to a friend