«Прошли времена, когда фотографию можно было повесить в рамку, а рамку — прибить на стену,» — считает куратор немецкого фонда C/O Berlin. Но что же фотография представляет собой сейчас, и какой она будет через 10 лет? Анн-Кристин Бертранд отвечает на вопросы Ольги Бубич.

У многих людей Берлин неизменно ассоциируется с мультикультурализмом художественного поля, местом, где воплощение могут найти самые оригинальные концепции, а понятия разнообразия и равенства – отнюдь не пустой звук. С 2000 года фонд C/O Berlin является популярной в фотографической среде площадкой, принимающей критически настроенных и смелых авторов, которые работают с медиумом фотографии, применяя как «классический», так и экспериментальный подходы. В разделе «Факты и цифры» официального сайта фонда отмечается, что с момента открытия в галерее были показаны 108 крупных выставок, которые посетили более 1 миллиона зрителей.

Воспользовавшись возможностью пообщаться с Анн-Кристин Бертранд, куратором C/O Berlin, во время ее краткого визита в Беларусь в качестве специального гостя «Месяца фотографии в Минске», Ольга Бубич поднимает такие темы как стратегии и перспективы фонда, актуальные и будущие тенденции развития фотографии, а также неожиданные концептуальные диалоги между проектами признанных мастеров и юными талантами на примерах выставок в C/O Berlin.

Анн-Кристин Бертранд

C/O Berlin на новой площадке в Amerika Haus. Фотография: Дэвид фон Бекер.

Bleek Magazine: Давайте начнем с вашей собственной истории, предшествующей появлению в берлинской среде культуры и искусства. Я знаю, что прежде чем стать куратором C/O Berlin в 2010, вы уже имели опыт работы в Париже и Вене на таких важнейших площадках, как Mузей Орсе, Kунстхалле Экснергассе, «Arte Metropolis» и Галерее «Karsten Greve Paris». Какие должностные обязанности вы там выполняли, и что именно вас привело к решению вернуться в Берлин? 

Анн-Кристин Бертранд: По окончании учебы в Париже я приняла решение остаться во Франции. Там мне посчастливилось поработать в Mузее Орсе, Галерее «Karsten Greve Paris» и других местах. В столице я провела в общей сложности 7 лет с годовым перерывом для поездки в Австрию, Вену. После столь длительной заграничной командировки естественно начать задумываться над вопросом: я действительно хочу остаться во Франции или вернуться в Германию? В определенный момент я поняла, что основной массив работы, которую мне приходилось выполнять, был связан с текстами, исследованиями, менеджментом проектов, общением, равно как и со значительной долей арт-критики. Мне нелегко давалось написание текстов и погружение в тонкости оттенков значений. Я бегло говорила по-французски, но все же этот язык не был моим родным, поэтому я постоянно наталкивалась на внутренний барьер, который как бы давал мне понять: продвинуться дальше не выйдет. И так как мне нравилось работать со словами и текстами, то в конце концов я решила, что будет правильнее продолжить заниматься этим в Германии. Мой выбор пал на Берлин как на самый мультикультурный город, к тому же в 2008 он был действительно замечательной площадкой для работы с искусством.

Опыт работы в серьезных профессиональных учреждениях в Париже научил меня многому, и все эти знания оказались востребованы на должности куратора C/O Berlin. Здесь мы сами делаем все: от А до Я. Мои знания о менеджменте проектов, коммуникации, мой опыт работы с изображениями, с текстами о них, с организацией экскурсий по выставкам, с проведением лекций соединились в одной должности и стали востребованными. Все эти обязанности были мне по душе, я выполняла каждую из них раньше, но в разных местах.

Анн-Кристин Бертранд

Oткрытие выставки Leica в C/O Berlin. Фотография: Дэвид фон Бекер.

Но должна признаться, что моим любимым медиумом всегда была именно фотография. Фотографом был мой собственный дед, велика также была роль, которую она играла в жизни нашей семьи. Кроме того, фотография оставалась объектом моего интереса и во время учебы: например, моя магистерская диссертация как раз посвящена теме «кинематографического мышления», влияния кино на фотографию – кстати, позже мы выбрали эту тему для одной из наших программ, посвященных молодым талантам… так что фотография всегда была… (смеется)… моей судьбой! На самом деле, я, получается, всегда шла в одном и том же направлении.

Я изучала широкий спектр предметов: от истории искусства, изобразительного искусства и литературы до наук о медиа. Но мой основной интерес был в большей степени сосредоточен на современности, где мне особенно нравилось работать в областях, в которых один медиум переходит в другой, и границы между ними расширяются.

Bleek Magazine: Итак, в C/O Berlin одна из ваших обязанностей – курирование современных молодых художников из разный стран, которых ваша команда находит через программу C/O Berlin Talents. Программа была основана в 2006 и направлена на поддержку и помощь молодым фотографам стать конкурентно способными в мире современного искусства. И хотя, пожалуй, самый логичный вопрос, ответ на который хотели бы услышать большинство читателей, будет касаться критериев отбора для участия в программе, я начну с другого. Расскажите, пожалуйста, как ваша команда придумывает темы для конкурса талантов? Смею предположить, что выбор тем, несомненно, не только определяет общее направление проектов, подаваемых на конкурс, но и задает тон будущему фотографическому полю: как в его практике, так и в теории, лежащей в основе исследований на протяжении двух будущих лет. Насколько я знаю, темами последних лет были «память» и, как вы уже сказали, «кинематографическое мышление»… Почему команда сформулировала их именно таким образом, и что же ждет будущие поколения молодых авторов?

Анн-Кристин Бертранд: В настоящее время я часто принимаю участие в портфолио ревю, вхожу в состав жюри и так далее. Все это позволяет мне сформировать представление об определенных тенденциях в современной фотографии. Новые темы и направления возникают сами по себе. С одной стороны, мы пытаемся почувствовать их и представить в виде тем для программы поддержки молодых талантов. Скажем так, мы питаемся этими новыми тенденциями, чтобы вдохновиться для дальнейшего поиска новых. С другой стороны, всегда очень любопытно наблюдать среди сотен заявок самые разные подходы к одной и той же теме – таким образом сама программа талантов становится чем-то, что способно вдохновить других.

Чаще всего предложения тем вношу я сама, после чего на собраниях нашей команды в демократическом русле мы их обсуждаем. Наше решение в пользу той или иной темы становится сочетанием вдохновения от происходящего вокруг нас, в то же время программа выделяет и усиливает уже существующие тенденции, которые в последствии находят отражение в проектах молодых художников.

В 2013-2014 тема программы звучала как “Фотография и память”. В этом году наша тема — “Широкий взгляд на фотографию”, под которой мы подразумеваем, что больше и больше художников сегодня выходят за рамки фотографии и используют ее как всего лишь один из инструментов, часто в формате своеобразных инсталляций. Многие художники снимают видео, делают перформансы, создают инсталляции и скульптуры из фотографий или скульптуры, работающие с фотографическими темами. В заявках по теме этого года нам приходит множество интересных проектов, часто привязанных к определенным выставочным местам. Прошли времена, когда можно было сказать: “у нас есть отпечаток, повесим его в рамочку и прибьем на стенку”, все чаще фотографию рассматривают как отправную точку для развития финальной работы. А сама фотография теперь уже таким финальным продуктом не является.

Bleek Magazine: …являясь при этом инструментом, который используется в сочетании с рядом других с целью более точной передачи концептуального замысла…

Анн-Кристин Бертранд: Абсолютно точно!

Bleek Magazine: Итак, “Широкий взгляд на фотографию” – тема конкурса на ближайшие два года?

Анн-Кристин Бертранд: Да. Одной из будущих тем могут стать новые пути нарратива, так как это одна из тем, которые я уже долгое время наблюдаю в фотографии. Благодаря интернету и социальным сетям, рассказывать истории становится возможным такими разными интереснейшими способами – это касается новых форм документальной фотографии и фильмов. Например, когда художники используют уже существующие найденные пленки или сознательно смешивают вымысел и реальность. Сочетая разные формы медиума и уже существующие материалы – с новыми, они создают другие способы нарратива.

Анн-Кристин Бертранд

Монтаж выставки Виктории Биншток в C/O Berlin. Фотография: Линус Дессекер.

Bleek Magazine: Действительно, сегодня многие художники возвращаются к теме памяти и прошлого и начинают работать с собственными или с утерянными и вновь найденными архивами. Однако, стремительно развивается и цифровая фотография, а сам процесс съемки заменятся на механические манипуляции с цифровыми изображениями. Мы все прекрасно это видим на примере растущего интереса к глитч-арту – а там поле для экспериментов поистине безгранично! Что вы думаете по поводу этих двух тенденций? Как, на ваш взгляд, фотография будет развиваться в ближайшие десятилетия?

Будет ли интерес фотографов все так же обращен в область изучения коллективного прошлого посредством работы с уже накопленным визуальным архивом? Или, соблазненные бумом технологий, фотографы станут все чаще прибегать к виртуальным инструментам, создавая все новые и новые немыслимые эксперименты?

Анн-Кристин Бертранд: Мне кажется, эти две тенденции всегда будут существовать параллельно. Очень сложно предсказать, чем в будущем станет фотография. Сегодня мы все переживаем критический момент в истории медиума, дигитализация оказала на него такое большое влияние! Сегодня множество институций ведут дебаты о том, каким же образом они могут угнаться за такими стремительными изменениями. Лично я, с одной стороны, наблюдаю очень яркую тенденцию возвращения к освещению процесса и аспекта материальности, которая проявляется, например, в работе с архивами, в том, как художники исследуют и переосмысляют его значение. С другой стороны, есть художники, которые продолжают экспериментировать с цифровыми технологиями и традиционными печатными процессами. Мне действительно кажется, что фотография – это ящик с инструментами, и его содержимое постоянно растет. Сегодня художникам достаточно просто заглянуть внутрь этого ящика и выбрать то, что им нужно для реализации своего художественного проекта.

Не думаю, что какая-то конкретная из названных тенденций займет доминирующую позицию. Ведь каждая из них имеет как право на существование, так и свою ценность. Может, в будущем людей, работающих на стыке этих двух подходов, станет больше. Я придерживаюсь такого мнения и могу сказать, что именно эту тенденцию мы наблюдаем в одном из форматов C/O — “Размышляя о фотографии”, который существует как раз для того, чтобы выделять подобного плана тенденции, исследовать медиум и его будущее. Мы наблюдаем перемены и предоставляем им платформу для дальнейшего развития. Я считаю, что сейчас – самое время перестать воспринимать фотографию так, как мы это всегда делали. Эта потребность ощущается так остро, что некоторые институции начинают задаваться вопросом о правомерности использования самого термина «фотография»! Они предполагают, что, возможно, точнее будет говорить о «фотографическом», равно как мы можем говорить о «скульптурном» вместо «скульптуры». Поэтому, несомненно, сейчас в мире происходит нечто весьма занимательное, и в то же время в этих явлениях нет абсолютной новизны.

Достаточно обратиться к истории фотографии, взглянув, например, на 1920е и 1930е годы и Баухауз, на эксперименты с фотографией, которые проводились в те времена, например “Neues Sehen”, возникший после появления на рынке малоформатного фотоаппарата «LEICA». Помните, что тогда случилось? Все эти фотограммы и эксперименты в лабораториях! Такой же поворот произошел и в 1960х-1970х, будучи обусловленным концептуальным искусством, которое дало людям совершенно новое понимание фотографии. Во все эти периоды именно эксперименты помогали людям исследовать границы и характеристики медиума. И история наглядно демонстрирует, что фотография и наше понимание инструмента всегда находились под влиянием технического развития и изменений в понимании людьми фотографии как искусства. То, что происходит сейчас – просто еще один подобный период в истории.

Анн-Кристин Бертранд

Куратор C/O Berlin Анн-Кристин Бертранд выступает на открытии выставки Виктории Биншток. Фотография: Линус Дессекер.

Bleek Magazine: А лично мне это напоминает идею, высказанную Гегелем в его “Науке логики”, где он пришел к заключению, что наука проявляет себя как повторяющийся круг, который замыкается, но каждый раз – на новом уровне.

Анн-Кристин Бертранд: … да, только на другом уровне. Точно! Я абсолютно согласна: все это так и есть на самом деле.

Bleek Magazine: Сейчас давайте вернемся к стратегии, лежащей в основе организации выставок в C/O Berlin. В одном из ваших интервью я читала, что в целях повышения посещаемости выставок молодых фотографов C/O Berlin пытается совместить выставочные проекты молодых талантов с экспозициями таких признанных во всем мире имен, как Питер Линдберг, Энни Лейбовиц, Мартин Парр, Ларри Кларк, Стивен Шор и другие. А какого подхода придерживается команда при «сочетании» этих двух категорий художников – молодых и “классиков”? Ищете ли вы концептуальное сходство, аллюзии, смысловой диалог, который может возникнуть между экспозициями? Или подход более формален? Приведите, пожалуйста, несколько примеров самых неожиданных и интригующих параллельных выставок, благодаря сцепке которых обе приобрели новое значение.  

Анн-Кристин Бертранд: Процесс отбора – игра на нюансах. Выставочная история C/O Berlin демонстрирует, что мы либо совмещаем очень полярные позиции, чтобы столкнуть их лбами, а значит – позволить зрителю лучше понять каждую их них, либо просто выстраиваем по принципу общей тематики.

Отличный пример – выставка “Blow Up”, посвященная выдающемуся фильму Антониони, в котором он, собственно, и исследовал медиум фильма и фотографии. Картина была снята в период зарождения концептуального искусства, чему стала и обязана своей популярностью и вкладом как в историю фотографии, так и в историю кинематографа. Параллельно с выставкой мы показывали Лору Крюгер, фотографа еврейского происхождения, студентку Флоранс Анри в Баухаузе. Третьим выставочным проектом в тот период стали работы Нины Ватанен, молодой финской художницы, которая в своей недавней серии «Штудии архива» работала с фотографическим архивом, подчеркивая его материальность и физические свойства поверхности, а также то, каким образом мы смотрим на изображение. Так, все три выставки были абсолютно разными, представляли три совершенно разных поколения, но в то же время они все были связаны темой пристального изучения, исследования и анализа медиума самой фотографии. В результате сочетание получилось действительно прекрасное.

Анн-Кристин Бертранд

Штудия композиции (линии), из серии “Штудии архива”. Портрет невидимой женщины. Фотография: Нина Ватанен, 2014.

Еще один пример – выставка Сeбастьяна Сальгадо “Генезис”. Она заняла весь первый этаж фонда, в то время как на верхнем этаже мы показывали экспозицию “Расстояние и желание” знаменитой организации «Walther Collection», владеющей самой масштабной и важной коллекцией африканской фотографии. Экспозиция исследовала то, как жителей Африки представляли и продолжают представлять в фотографии, она поднимала проблему стереотипов, привносимых представителями белой расы, которые в фотографиях своих путешествий формируют определенный “колониальный взгляд”. Так, вся экспозиция стала неким любопытным критическим комментарием в адрес проекта Сальгадо. Она обнажила проблему исследования нашего взгляда и представлений о странах третьего мира. Вот несколько примеров выставок, где отлично сработало сочетание различных художников или целых выставок.

Конечно, подобные сочетания можно найти далеко не всегда. Но нам это совершенно не важно, так как фотография – очень разноликий медиум, а нам всегда интересно это разнообразие показать.

Анн-Кристин Бертранд

На выставке Себастьяна Сальгадо “Генезис”. Фотография: Дэвид фон Бекер.

Bleek Magazine: Можете ли вы назвать несколько имен молодых авторов, на чей сегодняшний успех, на ваш взгляд, значительно повлиял фонд C/O Berlin?

Анн-Кристин Бертранд: Конечно. Например, это Toбиас Зелены – нынешний представитель Германии на Венецианской Биеннале. Когда-то он был одним из наших первых “талантов”. Также Флориан Эбнер – сегодня он занимает должность директора фотоколлекции в Музее Фольксваген в Эссене, а также является куратором немецкого павильона в Венеции. И таких примеров много. Например, в рамках программы “Размышляя о фотографии” у нас только что была выставка Виктории Биншток. Программа оказалась действительно полезной для нее, фотограф получила массу приглашений к участию в других программах различных институций. Многое также зависит от того, хотят ли сами авторы плотно заниматься карьерой, так как случается, что по разным причинам они не могут уделять работе над проектами много времени и поэтому им сложно продвигаться дальше. Как куратор, я постоянно нахожусь в контакте с большинством из наших “талантов”, и по первой просьбе мы всегда готовы помочь им с рекомендательными письмами и советами. Так что, в общем, наше участие в их судьбах не ограничивается выставкой и публикацией каталога – очень часто за этим следует цепочка отношений и после. Ведь возможность оставаться на связи есть всегда: приглашение провести воркшоп, организовать экскурсию по экспозиции и так далее.

Bleek Magazine: И, наконец, мой последний вопрос. В разделе «Факты и цифры» на сайте фонда мы натыкаемся на одно немного странное число… Вы на самом деле сосчитали все эти 26 934 шурупа, завинченные для монтажа выставок за историю существования C/O Berlin?

Анн-Кристин Бертранд: (смеется) Конечно, мы не считали вручную каждый шурупчик. Мы взяли пример типичной выставки, пересчитали шурупы и умножили на количество всех выставок. Вот как получилось это число. Не думайте, что немцы на самом деле такие фанатично точные, как о них думают многие люди!

© Bleek Magazine. Беседу вела: Ольга Бубич.

Send this to a friend