Александр Писарев

Получил лингвистическое образование в Международной Академии менеджмента и бизнеса, но с 2007 года увлёкся фотографией и с 2010 года занимается только ей. В творчестве с недавнего времени отдаёт предпочтение долгосрочным фотографическим проектам. В его работах виден концептуальный подход в сочетании с чистой фотографией.

Bleek Magazine: Что такое искусство? Дайте определение арт фотографии. Как Вы считаете, Ваши работы — это искусство?

Александр Писарев: Говорить, что такое искусство так же сложно, как говорить что такое, например, любовь. Этим словам и явлениям будет тесно в любых определениях. Люди, значительно умнее моей милости, становились в тупик, пытаясь дать дефиницию этому термину. Для меня искусство — это одновременно способ исследования жизни и сама жизнь. Кроме того, это единственное, чему стоит посвящать время, усилие и саму жизнь, ибо всем остальным, чем занимается человек, занимаются также и муравьи, ни говоря уже о дельфинах и большинстве других божьих тварей. Искусство — это цель человека, как вида.

Что касается второй части вопроса, то, не являясь теоретиком или искусствоведом, я всегда с осторожностью подхожу к каким бы то ни было определениям, особенно касаемых фотографии. Мне кажется, что в современном мире границы между видами фотографии стали настолько призрачными, что об этом стало не интересно говорить. А являются ли искусством мои работы, судить точно не мне.

Из серии «Фобия»

Bleek Magazine: Что Вы думаете об авторском видении в фотографии? Было ли оно у Вас изначально или развилось в процессе длительных съемок?

Александр Писарев: Я думаю, что большинство талантов, не исключая и видение, даются человеку при рождении, правда, в зачаточном состоянии. И не всегда к ним прилагаются условия для развития или воля к их развитию. В процессе съемки вряд ли возможно развить что бы то ни было, кроме технических навыков. Развитие имеет гораздо более извилистый путь. Тут у каждого своя дорога.

Из серии «Фобия»

Bleek Magazine: Какую часть разум занимает в процессе творчества? Действуете ли Вы иногда наугад во время съемок, полагаясь на интуицию, или все действия изначально предопределены?

Александр Писарев: Зависит от сути проекта. Если я изначально реализую домашние заготовки в студии, то стараюсь спланировать все как можно тщательнее, а если проект документален, то просто гуляю и реагирую на то, что считаю релевантным контексту проекта. Излишняя спланированность противопоказана той фотографии, которая мне интересна.

Из серии «Фобия»

Bleek Magazine: Что Вы думаете о “душе” в фотографии?

Александр Писарев: Если она и существует, то скорее в авторе, а не в продукте. Фотография — это просто проекция мыслей, чувств и степени таланта художника.

Bleek Magazine: Что Вы думаете о технической составляющей фотографии?

Александр Писарев: Ничего не думаю. Это как у пианиста спросить, что он думает о конструктивных особенностях рояля. Техника — есть техника, ни форма, ни, тем более, содержание фотографии от нее не зависят.

Из серии «Фобия»

Bleek Magazine: Свет — это основа для создания фотографии. Как вы работаете с ним, насколько сильно он влияет на Ваши работы?

Александр Писарев: Я обожаю наблюдать все нюансы света, наслаждаться тем, как его модуляции влияют на восприятие реальности.

Из серии «Dream Office»

Bleek Magazine: Как Вы считаете, чем определен выбор фотографов черно-белой пленки в век цветной фотографии? Как вы относитесь к этому выбору?

Александр Писарев: Я сам долгое время посвятил черно-белой фотографии. Мне нравилась ее графичность и абстрактность. Теперь мне хочется реалистичности, которую может дать цвет. Это просто два разных языка, на которых можно сказать одно и то же.

Из серии «Dream Office»

Bleek Magazine: Как Вы относитесь к красоте в фотографии? Должна ли она всегда быть целью художника? Как Вам кажется, арт-фотография повлияла на отношение людей к прекрасному в визуальном искусстве? И если да, то как? Что такое красивая фотография?

Александр Писарев: К красоте отношусь исключительно положительно. Мой последний проект «Срок годности» как раз эстетизирует то, что люди привыкли считать далеким от понятий о красоте. Мне кажется, искусство может не говорить о красоте на уровне содержания, но на подсознательном уровне настоящее произведение как бы гармонизирует реальность, создает порядок из хаоса. Оно отсекает лишнее, оставляя главное. Это и создает красоту.

Арт-фотография ни на что не повлияла и не повлияет. Я не думаю чтобы какое-то искусство когда бы то ни было на что-то повлияло. Если человек ищет прекрасное, то он будет находить его повсюду, а не только в искусстве. Если же он к прекрасному равнодушен, искусство бессильно.

© Bleek Magazine.

Персональный сайт: www.alexanderpisarev.com

Send this to a friend