Пограничные состояния между днем и ночью, сном и явью, страхом и радостью, запечатленные игрушечной камерой. Сюрреализм для солидных людей.

 “All work and no play makes Jack a dull boy»
(«Работа без забавы делает Джека скучным малым», – прим.ред.)
James Howell’s Proverbs, 1659

“All play and no work makes Jack a mere toy”
(«Сплошные забавы без работы превратят Джека в безделушку», – прим.ред.)
Maria Edgeworth, 1825*

 

Солидный человек, взглянув на «Toy World», первым делом наверняка спросит: о чем это? На обложке книги блестящий самолет-стрекоза расправил крылья, и видим-то мы его будто сквозь стекло детской подзорной трубы, которое упрямо пытается пробить сверху солнечный луч. Картинка и настоящая, и какая-то особенная: так хочется взять самолет в руки, разогнать по полу, чтобы он зажужжал, помчался быстро-быстро, — как в детстве.

Фотограф и издатель Эмир Шабашвили в аннотации на сайте Darkslide Press, где в 2013 году вышла в свет фотокнига Виктора Гинзбурга, заметил, что проще, пожалуй, определить, чем не является эта книга, нежели объяснить, о чем она. Это не альбом стрит-фотографии, несмотря на то, что большая часть кадров сделана на улице, и не набор открыток о путешествиях, хотя вошедшие в книгу снимки запечатлели самые разные страны мира. И уж вовсе не семейная история, даже если на некоторых страницах можно встретить лица родных и друзей ее автора.

Виктор Гинзбург

Разворот книги Виктора Гинзбурга: “Toy World”. Предоставлено автором

Что же это за «Игрушечный мир», увиденный фотографом сквозь примитивный объектив пленочной камеры «Holga», – такой же «игрушечной», но одновременно настоящей?

«Идея книги изначально была в том, чтобы собрать для детей фотографии мировых достопримечательностей, — нечто вроде детского издания «Вокруг Света», — рассказывает Bleek Magazine Виктор Гинзбург, — но постепенно я стал включать в нее все больше нетуристических снимков и подумал: возможно, «Toy World» будет интересен и взрослым».

Виктор Гинзбург

Разворот книги Виктора Гинзбурга: “Toy World”. Предоставлено автором

На фотоаппарат «Holga» солидные люди обычно смотрят свысока. Среднеформатная камера китайского производства – удел ломографов, любителей искажать реальность. Картинка у «хольги» специфическая: вечно виньетированная, изогнутая, будто подсмотренная в дверной «глазок», а иной раз и засвеченная по краям всеми цветами радуги. Вот только не правы те, кто думает, что снимать на такую камеру проще простого.

В руках фотографа «хольга» — инструмент, способный уловить гармонию между действительностью и фантазией, превратить обыденное в забавное и чудесное, выявить красоту ритмов, линий и красок окружающего мира, незаметную солидному взгляду и «правильному» объективу. Нажать на кнопочку легко, да вот увидеть действительно «хольговский» сюжет может не каждый.

Свой «Игрушечный мир» Виктор Гинзбург условно поделил на четыре части: «выходные, путешествия, острова и природа». «Главы» не обозначены, лишь разграничены белым «пространством»: новое «приключение» начинается с чистого листа. На любой странице найдется что-то неожиданное. Не обязательно сюжетно, но всегда — визуально. Так, стройная пальма с гордостью несет роскошную шевелюру, будто соревнуясь с нарядными барышнями в солнечных платьях, а почти растворившаяся в небе Эйфелева башня вдруг повторяется в фигурке девушки, спешащей куда-то по нижней кромке кадра.

Главные в этой игре, безусловно, — свет и цвет. У каждого – своя партия, свои «напевы», то яркие и властные, то спокойно аккомпанирующие происходящему в кадре. Излюбленный прием «хольгистов» — многократная экспозиция — в нескольких фотографиях будто продолжает сказку про Алису, попавшую в страну чудес.

Виктор Гинзбург

Разворот книги Виктора Гинзбурга: “Toy World”. Предоставлено автором

Квадраты картинок, как на шахматной доске, задают зрителю загадку: что здесь приметил фотограф, почему поместил рядом именно такие снимки. Ответы непредсказуемы и абсолютно индивидуальны, ведь «фотографическая красота — это то, что лично мне кажется красивым, она зависит от моего изобразительно-культурного развития на текущий момент», — считает Виктор Гинзбург.

«Часто, когда я фотографирую, а еще чаще, когда смотрю на проявленное, у меня появляются совершенно неожиданные ассоциации с произведениями какого-то конкретного художника или определенного направления в живописи. Буквально за секунду мозг выхватывает ассоциации из визуального ряда истории искусства. В идеале я стремлюсь к сюрреализму в фотографии, понимая под этим нечто более широкое, чем традиционные представления о нем в живописи. Для меня сюрреализм — это пограничные состояния между днем и ночью, сном и явью, страхом и радостью, — то есть всё, что не ставит окончательные точки над i, заставляет зрителя зависать в состоянии волнующей неопределенности».

Виктор Гинзбург

Фотография из книги Виктора Гинзбурга: “Toy World”. Предоставлено автором

Виктор Гинзбург – фотограф, живет и работает в Бостоне с 1989 года. Его работы экспонировались на выставках в Бостоне, Нью-Йорке, Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Волгограде. Фотографии Виктора Гинзбурга иллюстрируют сборник стихов поэта Алексея Королева «НЕТ™», пятьдесят снимков включено в альбом творческого объединения «Серая Волна».

Виктор Гинзбург

Обложка книги Виктора Гинзбурга: “Toy World”. Предоставлено автором

Victor Ginzburg, «Toy World»

200 x 200 мм, твердый (на заказ) и мягкий переплет
82 страницы
Ограниченный тираж: 250 экземпляров в мягком переплете
Фотографии: Виктор Гинзбург
Издательство: DarkSlide Press, 2013 г.
Книга на сайте издательства

* Victor Ginzburg «Toy World», эпиграф к книге.

© Bleek Magazine. Текст: Раиса Михайлова.

Мы не просим нас хвалить или рекламировать. Но если вам понравился этот материал, нажмите кнопку «Like» или поделитесь им с друзьями. И тогда мы будем точно знать, какие публикации вам интересны. Оставляйте комментарии — мы любим общение.

Send this to a friend