Книга о том, что будет после. О том, что было до. Книга о свете, который каждый из нас решает в себя впустить

Если бы солнце погасло, а звезды затянуло в черные дыры…. Если бы растаяли ледники, а воды мировых океанов вышли из своих берегов… Если бы в мире остался всего лишь один музей с одним единственным экспонатом современного искусства – я бы хотела, чтобы это была книга. Книга о том, что будет после. О том, что было до. Книга о свете, который каждый из нас решает в себя впустить.

Astres Noirs

Страницы фотокниги Катрин Кённин и Саркера Протика «Astres Noirs» («Чёрные звезды»). Фото: Ольга Бубич

Уверена, многим знакомо это ощущение. Когда в переполненном живописными полотнами торжественном зале важного музея вдруг замечаешь ее. Картину, необъяснимым образом прочно зацепившуюся за неровные края памяти: когда уже не можешь точно указать, где, как и почему она. Но точно знаешь – именно это произведение искусства имеет особый смысл. «Звездная ночь» Ван Гога, еще плохой репродукцией попавшаяся на глаза в учебнике, «Охотники на снегу» Питера Брейгеля, когда-то поразившие в «Солярисе» Андрея Тарковского, «Царевна-лебедь» Михаила Врубеля – на плакате в кабинете ИЗО. У каждого из нас – свои герои, свои истории визуальных потрясений, своя красота на кончиках пальцев. И кажется, что слова и причины на самом деле не нужны. Попытки объяснить «почему» — только разрушат чары. Видим же не только глазами – не мне вам рассказывать.

Фотокнига также может быть независимым и абсолютно полноценным произведением искусства. С этим утверждением согласиться можно, но примеры подобных объектов привести не так уж и просто. Книга, которая по производимому эффекту сравнится с живописью, – редкость. И не только потому, что статус фотографии сам по себе в мире жанров и видов искусства пока еще, особенно в пост-советском мире, шаток. Великолепно сделанная книга – сумма такого количества слагаемых, прогулка по такому тонкому льду, что впечатляющий результат редок даже по теории вероятности. Ведь «работать» тут должны и отобранные снимки, и формат, и качество бумаги, и способ печати. И, естественно, сама содержательная часть.

Известны примеры интересных проектов, которые оказывались реализованными в не совсем удачную визуальную форму. Мастерски сложенные книги со слабыми фотографиями, потерянными в неудобной для них оболочке. Есть книги ­– серьезные исследовательские труды. Есть и те, что воспринимаешь как диковинную игрушку.

Книга, которая могла бы впечатлить так же, как и первый шаг в Сикстинскую капеллу? Такое точно бывает?

Однако, красота вряд ли чурается форм. На кончики пальцев искусство, даже самое высокое, транслирует талант и тонкость внутреннего мира, способность художника чувствовать окружающее немного интенсивнее, порой и больнее, смелость начинать и поддерживать диалог. Тогда почему же не книга? Не тяжелая плотность страниц? Не краска, особенным образом наносимая при передаче фотоизображения на чистый лист? Не вовремя преподнесенный трюк, сравнимый разве что с искусством оригами? В моем опыте такая книга случилась, и впервые мне не хочется искать ответы на любопытные «почему?».

Я провожу ладонью по ее теплой поверхности, повторяя пальцем буквы на незнакомом языке. «Astres Noirs». Черные звезды. Сборник из будничных зарисовок двух авторов, которые никогда не видели друг друга. Фотографии, снятые на телефон в двух концах света — австралийкой Катрин Кённин и бангладешецем Саркером Протиком. Серебряные чернила на плотной бумаге цвета вороньего крыла. Образы, которым не нужен перевод. Во всех них – символизм, не знающий изысканий техники, далекий от условностей географии и, я уверена, времени. Все эти вещи отходят на второй план, потому что книга – о простом. Она – о свете.

Astres Noirs

Страницы фотокниги Катрин Кённин и Саркера Протика «Astres Noirs» («Чёрные звезды»). Фото: Ольга Бубич

Мир искусства не обошел «Черные звезды» стороной. Книга попала в шортлисты конкурсов «Paris Photo-Aperture» и «Prix Nadar», в список лучших фотокниг 2016 ее определил и «Times». Также балуют авторов рецензиями критики, описывая работу тандема как «удивительно продуманную и элегантную» конструкцию и подчеркивая ее экспериментальный характер и сложную «внутреннюю направленность» диалога между авторами – куда, по признаниям обозревателей, зрителю попасть может оказаться непросто.

«Нет, нет и еще раз нет!» – незамедлительно хочется возразить критикам и другим искателям около-правды. Раскладывать «Astres Noirs» по полочкам надуманных интерпретаций – все равно, что анализировать типы лиственниц в «Звездой ночи» Ван Гога. С первого взгляда книга засасывает в себя неутоленным голодом всех взятых вместе черных дыр, впечатление насколько сильное, что говорить не остается сил. На каждом снимке – вспышка то ли далекой звезды, то ли умирающего солнца. На каждой странице – аккорд внезапного откровения красоты. Хочется набрать в легкие побольше воздуха, чтобы научиться так остро замечать вокруг прекрасное.

О такой книге не хочется говорить, ее хочется видеть.

Хочется находить время, чтобы смотреть на мир с такой же пристальностью и любовью, с какой его видят и показывают нам эти два (теперь уже, правда, нет) незнакомца – Катрин и Саркер.

Astres Noirs

Страницы фотокниги Катрин Кённин и Саркера Протика «Astres Noirs» («Чёрные звезды»). Фото: Ольга Бубич

свежее яйцо в гнезде из нежных перьев

солнечное затмение

человек, бредущий за линию горизонта

пик кровли дома ночью

твин пикс тяжелых портьер

медузы в открытом космосе

едва касающаяся земли взлетающая птица

(в кармашке оставшихся скрепленными сверху страниц – отливающий все тем же небесным серебром снимок мотылька)

Перечисление сюжетов «Черных звезд» могло бы стать самостоятельным сюрреалистическим стихотворением, прогулкой Уолта Уитмана по улицам Мельбурна и Дакки – местам, где живут Катрин и Саркер. Но, как и безличные эпитеты именитых критиков, здесь слова не имеют значения. Фотография «Звезд» – язык другой породы. В этом прекрасном чуде авторам удалось вернуться к самым истокам не только магии фотографии, но и жизни. Результатом диалога с миром и собой стала удивительная песнь о свете.

«Кто не способен светить, не станет звездой», писал в «Бракосочетании Ада и Рая» Уильям Блейк. И да, когда настанет момент и солнце со звездами перестанут освещать землю, его источником может стать человек. Человек, научившийся видеть красивое.

Astres Noirs

Страницы фотокниги Катрин Кённин и Саркера Протика «Astres Noirs» («Чёрные звезды»). Фото: Ольга Бубич

Катрин Кённин – немецкая художница, занимающаяся фотографией и видеоартом. В центре ее творческого интереса – физическая и эмоциональная связь человека и окружающей его среды. Работы Катрины принимают участие во многочисленных персональных и групповых выставках по всему миру, также они были показаны на таких значимых фестивалях, как Athens Photo Festival, FORMAT, Noorderlicht и PhotoIreland. В настоящее время художница живет в Мельбурне, Австралия, где читает лекции о фотографии и работает фриланс фотографом. Среди наград Катрины – Daylight Photo Award (2015), JGS Award, the Troika Editions FORMAT Exposure Prize и многие другие.

Саркер Протик – член фотоагентства VII, преподаватель Южно-азиатской медиа академии Патшала, в Дакке, Бангладеш (Pathshala South Asian Media Institute). Работы Саркера были показаны в рамках фестивалей Chobi Mela International Photography Festival, Noorderlicht, Photo Quai, а также токийского месяца фотографии. В 2015 году его серия «То, что остается» была удостоена награды на конкурсе «World Press Photo».

Фотографии: Катрин Кённин и Саркер Протик
Дизайн: Atelier Pentagon
168 страниц
79 двухцветных репродукций
16 x 22 см

Твердый переплет
Языки: английский, французский
Тираж: 1500 экземпляров

Издательство: Chose Commune
Дата выхода: 31 мая 2016 года
ISBN: 978-2-9548777-2-3

© Bleek Magazine. Текст: Ольга Бубич.

Мы не просим нас хвалить или рекламировать. Но если вам понравился этот материал, нажмите кнопку «Like» или поделитесь им с друзьями. И тогда мы будем точно знать, какие публикации вам интересны. Оставляйте комментарии — мы любим общение.

Send this to a friend