Где правда? В проекте иранского фотографа или в доказательствах коллеги из США? Скандал со вторым местом престижнейшего конкурса комментируют известные российские и украинские фотожурналисты

Дискуссия вокруг ситуации с лауреатом World Press Photo 2017 набирает обороты. 1 марта на портале Medium Рамин Талаи опубликовал заметку под названием «Фейк-новости World Press Photo 2017», открыто заявив, что считает неправомерным присуждение второй премии конкурса иранскому фотографу Хоссейну Фатеми (согласно решению жюри WPP Хоссейн был удостоен награды в категории «долгосрочный проект» за серию «Иранское путешествие»).

Рамин Талаи публикует материалы, демонстрирующие, с его точки зрения, что Фатеми неоднократно нарушал этический кодекс фотожурналиста. Ссылаясь на свидетельства ряда людей, лично знавших Фатеми, Талаи обвиняет его в постановке ряда кадров и в искажении достоверности сопроводительных текстов с целью придания им дополнительного драйва и эмоциональной окраски. Кроме того, подборка фотографий, представленная в публикации, призвана подтвердить и тот факт, что Фатеми, оказывая услуги фиксера фотожурналистам на территории Ирана, фактически создавал «плагиат», делая снимки одновременно с работающими над индивидуальными проектами фотографами. Рамин Талаи считает, что человек, откровенно нарушивший этический кодекс фотожурналиста, не достоин наград известных фотоконкурсов, и в первую очередь — World Press Photo 2017.

В тот же день Ларс Боеринг, управляющий директор World Press Photo Foundation, опубликовал ответное заявление, подчеркнув, что по заданию фонда было проведено тщательное независимое расследование, в результате которого жюри сочло безосновательным требование лишить фотожурналиста Хоссейна Фатеми присужденной ему награды. «На самом деле очень сложно оценивать данный случай, основываясь на суждениях в духе “он сказал”-“она сказала”, — отметил Ларс Боеринг. — Такой же ответ мы получили и от других изданий, публиковавших и проводивших самостоятельную проверку работ Хоссейна. Все они пришли к аналогичному выводу».

При этом Боеринг утверждает, что решение было принято исключительно на основании рассмотрения данной конкретной серии, заявленной Фатеми на конкурс, и не касалось его творчества в целом.

«Bleek Magazine» обратился к ведущим российским и украинским фотожурналистам с просьбой прокомментировать ситуацию.

 

Олег Климов, документальный фотограф Panos Pictures, основатель фонда поддержки документальной фотографии Liberty.SU:

«Я прочитал заметку Рамина Талаи в оригинале — «2017 World Press Photo Awards Fake News»: автор пытается обвинить фотографа Хоссейна Фатеми в постановке изображения, плагиате, некорректных подписях к фотографиям и прочее. Это серьезные обвинения, но проблема в том, кому я больше верю: автору заметки или фотографу, победителю WPP? Именно верю, потому что приведенные Рамином Талаи аргументы не являются фактом. Точно так же, как и представленные фотографии Хоссейна Фатеми не есть факт «объективной реальности», несмотря на то, что позиционируются они как «документальные фотографии». Это всего лишь «слово» против «фотографии+слово», не более того.

Фотография — это всегда процесс коммуникации между человеком и реальностью, между людьми в обществе или в зрительном зале на выставке. Насколько коммуникации искусны, настолько фотография эффективна. Полученное изображение может способствовать пониманию, а может вводить человека в заблуждение, но крайне редко фотографию можно назвать прямым отображением реальности. Поэтому единственным верным критерием документальности фотографии была и остается честность фотографа и его совесть. Проблема совести в фотожурналистике действительно существует, но доверительность отношений строится не сразу между автором и зрителем, но прежде между автором и редактором, между редактором и изданием, и только потом выносится на суд зрителя. Это своего рода гарант. Но сегодня подобный процесс значительно разрушен так называемой «журналистикой без посредников» или блогерством, однако правила в профессиональной сфере никто не отменял, а WPP — это профессиональный конкурс. Хорошо написанный текст – тоже своего рода фотография, равно как и фотография – это хорошо сложенная история. Но подобного рода обвинения строятся на априори, что фотография является прямым отображением «объективной реальности». Нет, она таковой является только в случае криминалистики, а не фотожурналистики».

 

Александр Тягны-Рядно, фотограф, Секретарь Союза фотохудожников России:

«Обвинения к Хоссейну Фатеми можно разделить на две части.

1. Я, к сожалению, ничего не могу сказать о достоверности текстов и каких-то подтасовках в оных, так что эту часть обвинений Талаи оставлю без комментария.

2. Что же касается обвинений в плагиате, то тут я не соглашусь. Очень часто на точке съёмке оказывается много фотографов, и все снимают по-разному, все снимают своё. Даже на мастер-классе, когда рядом со мной стоит десять моих учеников, все на разбор приносят разные снимки, кто-то в этот раз снимет удачней, кто-то менее, но у меня и в мыслях никогда не было обвинять в таком случае коллег в плагиате. Фатеми снимал рядом с лучшими мировыми фотографами (работая при них фиксером) – значит, Бог послал ему возможность поучиться у них, и он этой возможностью воспользовался, – значит он сам из себя что-то представляет. Кроме того, просто наснимать хороших кадров — для WWP этого мало, надо ещё из них сложить достойную историю, а уж это он точно делал самостоятельно».

 

Михаил Доможилов, российский фотожурналист, документальный фотограф, куратор школы «ДокДокДок»:

«Думаю, что окончательная точка в вопросе еще не поставлена, несмотря на ответ Ларса Боеринга. Я не могу комментировать специфику, связанную с Ираном, но очевидно, что, если постановка была, а кадры выдавались за репортаж – на лицо нарушение фотожурналистской этики. Если фотограф «фиксил», а за спиной снимал, но обещал никуда не выкладывать — вряд ли найдется в конкурсах пункт, запрещающий подобные действия, но поступок его — плохой. А хуже всего, если фотограф своей работой создает опасность для людей, изображенных на фотографиях, — например, в том случае, когда они не знают, для чего делаются кадры и где они могут демонстрироваться. Я считаю, в ближайшую неделю ситуация с этой историей должна окончательно разрешиться».

 

Артур Бондарь, украинский фотограф:

«Иран – довольно закрытое государство, со своей уникальной культурой и обычаями. И, соответственно, круг фотографов там довольно узкий, как и в Украине, например. Все всё друг про друга знают. Я хорошо помню случай с дисквалификацией одного из победителей, украинского фотографа, в 2010 году. И могу точно сказать: в таких сообществах нельзя ничего скрыть.

Ситуация в фотожурналистике сегодня такова, что многие идут на подвох или откровенное вранье ради призов. И то, что фотограф крадет или копирует идею другого фотографа – этим уже никого не удивишь. Но в данном случае меня интересует вопрос не постановочных фотографий или украденных идей, меня больше всего волнуют судьбы людей, запечатленных на фотографиях. Мы все чаще слышим, что самое главное в фотографии — человек, которого мы снимаем. Важно сделать так, чтобы, когда ты улетишь и опубликуешь материал, его не посадили, не побили или ему просто не пришлось эмигрировать из своей родной страны. А таких примеров достаточно. С моей точки зрения, главная черта, которую переступил Фатеми, – это гуманизм по отношению к людям, позволяющим нам хотя бы ненадолго стать частью их в большинстве случаев очень тяжелой жизни.

Моя бабушка всегда говорила, что подлостью и враньем можно обойти целый свет, но назад не вернуться».

 

Артем Чернов, фотожурналист, создатель проекта Photopolygon/Front.Photo:

«Я не был предварительно знаком с подробностями этой истории. Сегодня посмотрел внимательно письмо Талаи и ответ представителя WPP. Моё впечатление, если обобщить: видимо, всё же недостаточно доказательств «вины». У меня, как стороннего наблюдателя, просто не хватает информации, чтобы самостоятельно с уверенностью делать выводы, «виновен» фотограф Фатеми или нет. Если судишь о кадре заочно — всегда есть реальный шанс ошибиться.

Но:

1. На моей памяти есть конкретные прецеденты, когда несколько моих суперпрофессиональных коллег (да и я сам, грешный) говорили про некий кадр — «это не могло быть снято так, как утверждает автор», — а потом выяснялось с достоверностью, что — нет, могло и было снято, автор не врал, а мы ошибались.

2. На моей памяти полным-полно прецедентов, когда очень похожие репортажные кадры делались разными авторами «плечом к плечу», а потом одни из них получили, а другие — не получили престижную премию. Это часто повод для конфликтов, но сам факт наличия похожих кадров ещё не есть доказательство чьей-то недобросовестности в фотожурналистике.

3. На моей памяти есть прецеденты конфликтов, связанных с некорректной работой с фиксером. И если у какого-то автора возникают претензии к своему фиксеру (в данном случае — к Фатеми), то необходим голос и обвинения от самого автора, а не от посредника, который отсутствовал на месте съемки (как утверждает представитель WPP).

4. Наконец, на моей памяти есть конкретный прецедент немедленной и жесткой реакции руководства WPP на выявленный бесспорный факт нарушения автором принципов фотожурналистики. Я точно знаю, что «за ними не заржавеет» в три секунды вышвырнуть из призеров работу, уличенную в манипуляции. Такое произошло на моих глазах с недобросовестным автором, публиковавшим работы у нас на Photopolygon.com. Поэтому я склонен сделать вывод, что здесь у руководства WPP пока нет достаточных доказательств для санкций. Чтобы подтвердить факт постановки кадра, необходимы прямые показания участников съемки. Видимо, их просто нет. А раз так — презумпция невиновности. Откровенно говоря, мне кажется, многие кадры Фатеми выглядят более выразительно и интересно, чем работы других фотографов, с которыми его сравнивает «обвинитель» Талаи. Призер WPP умеет снимать, делать «картинку». А нарушает ли он при этом принципы журналистики — с уверенностью сказать нельзя. Да, Иран — закрытая страна, оттуда легко прислать «развесистую клюкву», которую трудно проверить. Но сомнение, пока оно есть, должно толковаться в пользу «обвиняемого».

А ЧТО ДУМАЕТЕ ВЫ?


© Bleek Magazine. Материал подготовила: Раиса Михайлова.

Мы не просим нас хвалить или рекламировать. Но если вам понравился этот материал, нажмите кнопку «Like» или поделитесь им с друзьями. И тогда мы будем точно знать, какие публикации вам интересны. Оставляйте комментарии — мы любим общение.

Send this to a friend