Запечатленный в новой книге японского фотографа мир Чука и Гека, хитро всматривающихся в объектив фотоаппарата, разглядывает Ольга Бубич

Икуру Куваджима родился в 1984 году и вырос в Японии. Учился в Миссурийском Университете — Колумбия в США, затем жил в Румынии, Украине, Кыргызстане, Казахстане и России. В последние годы работает над документальными фото-проектами в основном в странах СНГ. Участвовал в различных групповых выставках: Venice Biennale’s Central Asian Pavilion (2013), Festival for Young Photojournalism (2010, 2012), Noorderlicht (Metropolis – City Life in the Urban Age, 2011), Reflexions Masterclass’s group exhibition (Арль, 2012), МЕТАГЕОГРАФИЯ. ПРОСТРАНСТВО — ОБРАЗ — ДЕЙСТВИЕ Спецпроект 6-й Московской биеннале современного искусства (Москва, 2015), Mari. Research / Chuvash. Research (Москва, 2015), Каждый День Зимы (Екатеринбург, 2015). Публиковался в журналах и газетах: Le Monde, Newsweek Japan, японском и румынском National Geographic, Русский Репортер, Forbes, Lightbox — TIME.

Икуру Куваджима

© Икуру Куваджима, фотография из проекта «Tundra Kids»

Экзотические регионы планеты часто становятся предметом внимания современных фотографов. Мир сегодня такой маленький – вооружившись тоской по новизне и необъяснимой тягой к «прекрасному далёко», фотографы бронируют жилье на краю света, заводят новых интернет-друзей и снимают проекты о том, о чем завтра вы прочитаете на фэйсбуке. Именно так в наших френдлентах появляются инсайдерские съемки памирских семей, армянские свадьбы и африканский рамадан. И именно так этой зимой мы все вдруг узнали о воркутинском интернате, где учатся дети ненцев – коренного народа тундры.

Мир хитро всматривающихся в объектив фотоаппарата Чука и Гека показал японский фотограф Икуру Куваджима. В течение двадцати дней он ходил с маленькими ненцами на уроки, лепил пластилиновых оленей и изучал нарисованные малышами ностальгические пейзажи морозной тундры. Результатом наблюдений за жителями интерната на краю света стала книга «Tundra Kids», опубликованная австрийским издательством Schlebrügge.Editor и доступная в книжном магазине галереи Anzenberger и в питерском ФотоДепартаменте.

Икуру Куваджима

© Икуру Куваджима, фотокнига «Tundra Kids»

Съемка будней национальных меньшинств, как и любых закрытых социальных групп, — вечный личный вызов в карьере любого профессионального фотографа, обусловленный необходимостью найти баланс между общепринятыми способами изображения и собственным авторским восприятием новой реальности. Об этой же проблеме говорит и сам Икуру Куваджима, снимающий в течение последних 5 лет азиатские народы на территории бывшего СССР. Приключение в школе ненцев на окраинах Воркуты случилось в его профессиональном резюме совсем недавно, но желание познакомить зрителей с «другим имиджем» еще одного любопытного малочисленного народа, по сути, оставалось общим с его предыдущими проектами, снятыми в Марий Эл, на Памире, вдоль таджикско-афганской границы, и в Казахстане.

«Я думал, что визуальная репрезентация ненецкого народа в СМИ не совсем соответствует реальности, – признается Икуру. – Обычно ненцы, как и другие жители севера, появляются в СМИ как полудикие народы, которые постоянно кочуют по тундре в костюмах и жрут сырую оленину, а в реальности они живут не совсем так, как это показывают в подобных проектах. Фотографы часто так фотографируют потому, что это проще. «Фотогеничные фотографии» проще опубликовать, они смотрятся «интереснее», чем фотографии, в которых герои-ненцы не будут особо отличаться от других азиатов. Плюс такие фотографии экзотики привлекают больше зрителей».

Икуру Куваджима

© Икуру Куваджима, фотография из проекта «Tundra Kids»

Однако доминирование драматических снимков в поле фотожурналистики связано не только с тем, что фотографы «работают» с учетом потребностей рынка в эффектной картинке. Как считает Икуру Куваджима, правила негласной игры также заставляют фоторедакторов выбирать из представляемой к публикации серии именно те фотографии, которые покажут нужную сторону реальности. Часто не самую характерную для рассказа истории максимально приближенной к реалиям народа.

Фотокнига «Tundra Kids» – результат визуального исследования Икуру Куваджима идентичности ненцев – объединила портреты, рисунки и фотографии предметов и поделок 60 учеников воркутинского интерната, чьи родители большую часть года кочуют по тундре со стадом оленей. Презентация 84-страничной книги прошла в конце ноября в Австрии, Вене, в знаменитой галерее «Anzenberger», незамедлительно вызвав интерес европейцев. 

Икуру Куваджима

© Икуру Куваджима, фотография из проекта «Tundra Kids»

В сам интернат Икуру Куваджима приехал в начале ноября 2014 года, случайно услышав о его существовании во время предыдущей поездки в Воркуту. Система, призванная сбалансировать традиционную жизнь малого народа в тундре и то, что мы привыкли считать цивилизацией, сразу заинтересовала фотографа. Однако целый год ему пришлось потратить на получение документов, разрешающих съемку в интернате. За это время Икуру также смог собрать всю необходимую информацию о ненцах и их жизни, продумав концепцию будущих съемок. Фотограф узнал, что малыши попадают в эту школу с самого детства, некоторым из них, например, всего три года. В двухэтажном здании на окраине города они живут и учатся с осени по весну, а летом снова возвращаются к привычному образу жизни, в тундру, к родителям. Икуру рассказывает, что в то время, как школа дает им обычное образование, учит читать, считать и писать, знания, которые маленькие ненцы получают от родителей, в большей степени призваны подготовить их именно к жизни кочевников, к будням в чуме и заботам о стадах оленей.

Любопытным оказался далеко не только выбор экзотической темы: японец, постоянно болтающийся где-то между Казанью и Казахстаном, вдруг отправляется на крайний север снимать школу маленьких ненцев. Получившаяся в результате съемок книга о двух реальностях ненцев сама по себе стала выглядеть как замысловатый арт-объект.

Сознательно отказавшись от роли документатора новой для него реальности, фотограф выносит на первый план постановочный характер съемок: класс превращается в фотостудию с белым фоном и профессиональным светом, а дети игриво позируют со знакомыми им с детства атрибутами жизни кочевников: одеждой, которую привыкли носить жители севера, предметами быта, украшенными традиционными ненецкими орнаментами.

Икуру Куваджима

© Икуру Куваджима, фотокнига «Tundra Kids»

Формат самой книги также необычен, ее страницы соединены в бумажную ленту-гармошку. На одной ее стороне – портреты, выполненные Икуру, на другой – мини-выставка рисунков, поделок и игрушек детей. Сама книга, оказавшаяся в наших руках, вдруг начинает казаться такой же поделкой, игрушкой, созданной фотографом, который пытается ощутить тоску маленьких ненцев по свободной жизни в большой семье теплых оленей.

На фотографиях Икуру мы видим чум, вдруг выросший на фоне современного мягкого уголка, глобус в руках у ребят соседствует с настоящими рогами, а над стадами бредущих куда-то с рисунка оленей неизменно проносится вертолет. Это и есть та самая «неэкзотическая», обыденная реальность, о которой и говорил японский фотограф. В размеренное детство в тундре врывается вертолет цивилизации, необходимость перемен, уносящая малышей-ненцев в мир расписаний, школ, уроков и правил. Вековые традиции и современность смешиваются, приобретая форму новой, другой, пока еще не до конца понятной реальности нового поколения далекого северного народа. 

Икуру Куваджима

© Икуру Куваджима, фотография из проекта «Tundra Kids»

Помимо интересного решения вопроса о содержании проекта на экзотическую тему, фотокнига «Tundra Kids» возвращает к дискуссии на тему различия между фотокнигой и книгой как арт-объектом. Икуру Куваджима считает, что грань между ними очень тонка и абстрактна, однако существенна. Цитируя интервью Жозе Луиса Невеса, докторанта, специалиста в истории фотокниг, фотограф приводит отличие, которое, в контексте публикации «Tundra Kids», важно упомянуть. 

«Жозе Луис Невес отмечает, что в основе выделениях этих двух книжных форм – дихотомия самого медиума, которая становится очевидной при сравнении книг. В случаях с фотокнигой книга как таковая функционирует «как прозрачное средство представления её содержания», то есть фотографий, – поясняет Икуру. – В «арт-книгах» медиумом является сама книга, то есть книга как объект – уже произведение искусства».

Икуру Куваджима

© Икуру Куваджима, фотография из проекта «Tundra Kids»

Если рассматривать «Tundra Kids» с позиции традиционной фотокниги, гармошка, отход от общепринятой фотожурналистской эстетики, белый фон, перед которым позируют дети, профессиональные осветительные приборы, которые почему-то на снимках держат другие ребята или серьезная воспитательница, покажутся излишними. Что они добавляют в решение задачи рассказать о жизни в заполярье? Зачем они нужны? Разве это все не отвлекает зрителя? Однако, с точки зрения книги как арт-объекта, или «артист-бук», их наличие – объективная необходимость, часть общего фотографического высказывания, транслируемого автором.

Ведь «Tundra Kids», неожиданное мини-исследование японского фотографа, отправившегося на край света, при близком рассмотрении оказывается книгой не только о детях-ненцах. Ее игривая форма прямо увязана на содержании: современные малочисленные коренные народы постепенно растворяются в реалиях глобализированного мира. Сегодня все они в какой-то степени уподобились маленьким детям, играющим в чум, оленей и охотников, копирующих то, что для их предков когда-то было нормой, а не имитацией.

© Bleek Magazine. Текст: Ольга Бубич.

Send this to a friend