Формально придерживаясь традиционной логики портретного изображения, фотограф фиксирует статус и социальное положение героев, одновременно составляя своеобразный каталог типажей — хозяев и прислуги

Лилия Ли-Ми-Ян

Фото: Лилия Ли-Ми-Ян, из серии «Masters & Servants». Предоставлено автором

Эстетическое и композиционное решение фотосерии «Masters & Servants» Лилии Ли-Ми-Ян наследует живописной традиции: фигуры показаны в полный рост; персонажи позируют фотографу; кроме того, интерьер становится фактически третьим полноправным героем изображения.

Живописный портрет в XV-XVII вв. выполняет функцию, которая позже перейдет к семейному фотоальбому, — объединить семью, зафиксировать родственные связи; портрет выступает как заместитель отсутствующего человека (Ю. Лотман). Портретная картина становится частью интерьера, «художественного быта». Заказчиками выступают представители буржуазии и знатные семейства.

После Французской буржуазной революции героями живописных полотен впервые становятся рабочие, а также маргинальные слои общества (бедняки, проститутки). В отсутствие заказчика художники, не принадлежащие к салону, все чаще изображают своих друзей и жен.

В XXI веке мы видим в качестве портретируемых работодателя и работника; в роли же «заказчика» косвенным образом выступает капиталистическое общество, которое через искусство пытается осмыслить собственный статус.

Лилия Ли-Ми-Ян

Фото: Лилия Ли-Ми-Ян, из серии «Masters & Servants». Предоставлено автором

С распространением фотографической практики появляется интерес к типологизации. В 1930-х фотографическая серия Августа Зандера «Лицо нашего времени» демонстрирует определенные типы; человек интересен не как личность, а как представитель того или иного социального среза. Сегодня в капиталистическом обществе, когда разделение на классы становится менее очевидным, традиция изображения имущественных и властных отношений через портретируемого продолжается. Так, на снимках Лилии мы не можем рассмотреть ни лиц, ни даже интерьер; все, что нам представлено, — это индекс отношений между субъектами и интерьером. Как говорит Зонтаг в книге «О фотографии» — «камера всегда замалчивает больше, чем открывает». Лица героев безэмоциональны, бесстрастны, словно маски. По сути, это и есть не более чем представление социальных масок — маски хозяина и маски прислуги.

Однако, за кажущейся нейтральностью изображения кроется ловушка. Герои на большинстве фотографий смотрят в камеру. Прямой взгляд как хозяев, так и прислуги оказывается сфокусирован на наблюдателе. Таким образом, вопрос о господстве и служении переворачивается на 180 градусов: теперь он не заключен внутри фотографического сюжета, — он обращен к зрителю. Какова позиция зрителя по отношению к изображаемой проблематике — пожелает ли он отождествить себя с господином, или увидит в качестве собственного протагониста прислугу, или вовсе провозгласит доминирование вещей и накопительства над человеческими отношениями? Амбивалентность выбранной фотографом манеры оставляет затронутые вопросы открытыми.

Лилия Ли-Ми-Ян

Фото: Лилия Ли-Ми-Ян, из серии «Masters & Servants». Предоставлено автором

Сьюзан Зонтаг отмечает, что одна из важнейших функций фотографии — коллекционирование. Сегодня принцип архивации становится основополагающим принципом всей нашей жизни. Об этом и свидетельствует фотосерия. Дом как архив. Хозяева и прислуга как хранители коллекции. Фотограф как типолог. В современном мире всё должно быть представлено, всё должно быть на виду. Всё превращается в сплошную витрину. Предметы выставлены соответственно логике демонстрации изобилия — метод предъявления вещей на витрине не предполагает прагматичности; напротив, сочетание вещей и их положение относительно друг друга почти всегда контрэффективно. При этом подразумевается, что по отдельности вещи обладают определенной функциональностью. Подобным образом структурирована и реальность, предстающая на снимках Лилии, хотя, казалось бы, дом — это частная сфера, и отношения господства и служения внутри него не предназначены для демонстрации на публике. Портретность, в живописной традиции претендовавшая на выражение если не души, то индивидуальных черт изображаемого, здесь уподобляется витринной логике с её обезличенной, усредняющей манерой выставления напоказ. Таким образом, предписанные социальные роли и модель отношений хозяина и прислуги остаются не только неразоблаченными, но и толком не разыгранными; фотограф предъявляет обществу те же привычные штампы, которые оно само и производит.

Лилия Ли-Ми-Ян

Фото: Лилия Ли-Ми-Ян, из серии «Masters & Servants». Предоставлено автором

Лилия Ли-Ми-Ян — фотограф, художник. Окончила Школу имени Родченко. Работы Лилии посвящены теме идентичности, а также исследованию социальных табу.  Финалист премии Кандинского 2014 г в номинации «Проект года». Участник «Vienna photo book festival» 2014, «Мода и стиль в фотографии 2015». 

© Bleek Magazine.  Текст — Ольга Дерюгина.

Мы не просим нас хвалить или рекламировать. Но если вам понравился этот материал, нажмите кнопку «Like» или поделитесь им с друзьями. И тогда мы будем точно знать, какие публикации вам интересны. Оставляйте комментарии — мы любим общение.

Send this to a friend