Терапия, человеческие слабости и фотография. Применяем теорию Алена де Боттона и Джона Армстронга для анализа «светящейся» серии канадской фотохудожницы

Эми Фрэнд

«И свет видится ярким в темноте; и темнота его не принимает». Фото: Эми Фрэнд из серии «Dare alla Luce». Предоставлено автором

Есть произведения искусства, которые цепляются за нас мертвой хваткой голодного зверя. Есть и те, что не вызывают ничего, кроме равнодушия, заставляя недоуменно удивляться, лишь заслышав бурный восторг других ценителей. «И что они только в этой картине нашли?» Секрет воздействия искусства на человека – результат комбинации ряда факторов. И стоит отметить, что он далеко не полностью и не всегда зависит от начитанности и насмотренности. Есть теории, согласно которым наш контакт с искусством имеет терапевтическую природу.

То есть каждый зритель, в зависимости от собственных потребностей, бессознательно «подбирает», к какому произведению искусства обратиться за помощью.

Одним из самых «интеллектуально волнующих» произведений только что завершившегося года, по мнению The Times, стала книга «Искусство как терапия» философа Алена де Боттона и искусствоведа Джона Армстронга – практический гид для неспокойной души искателя красоты. Щедро иллюстрированный репродукциями классических и современных произведений томик предлагает новый взгляд на суть и функции искусства. Во главу угла авторы помещают тезис о том, что оно может помочь нам познакомиться с лучшими версиями самих себя, а значит — позволить «жить лучшей жизнью».

«Если у искусства и есть власть, – пишут Ален де Боттон и Джон Армстронг, – то она заключается в том, чтобы стать инструментом, способным компенсировать целый ряд человеческих слабостей».

Слабости, которые упомянули авторы, коррелируются с терапевтическими функциями искусства. И их было выделено семь: запоминание, надежда, печаль, восстановление баланса, понимание себя, рост и оценка. Как они работают и что именно в нас залечивают, можно проследить, рассматривая занимательную серию «Dare alla Luce» канадского фотографа Эми Фрэнд.

Эми Фрэнд

Кингстон, 1933. Фото: Эми Фрэнд из серии «Dare alla Luce». Предоставлено автором

Даже после беглого взгляда на фотографии из проекта «Dare alla Luce» забыть их сложно. Найденные винтажные снимки в буквальном смысле «излучают» свет. Другой, «светлый» мир проступает на поверхность карточки из «глазков» – проделанных в ней автором крохотных отверстий. Удивительный синтез трансформирует изображение, останавливая на себе взгляд, зачаровывая. Узор из ярких точек может повторять контуры фигур и объектов: иногда, словно росчерками карандаша, он продолжает невидимые линии движения, в других случаях кажется полностью спонтанным. Безымянные снимки давно покинувших этот мир людей, вне альбома, личной истории, конкретной жизни обретают силу красивейшей коллективной метафоры. Кажется, что Эми Фрэнд собирает из них летопись света человечества.

Очень верно подобранное название на итальянском языке предлагает неоднозначную смысловую игру. Alla luce (от итал. «в свет») выходят не только воскресшие в новой жизни старые фотографии, созвездия «рождают» другие миры, заставляя карточки «мерцать между настоящим и тем, чего уже нет».

«В снимках я не стремлюсь запечатлеть «конкретную» реальность, – пишет Эми Фрэнд, – моя цель заключается в комментировании хрупкости как самого фотографического объекта, так и нашей жизни и истории. И ту, и другую так легко потерять».

Однако оторваться от рассматривания оживших миров Фрэнд невозможно не только из-за их изобразительной элегантности. Проект с уверенностью можно назвать универсальным инструментом арт-терапевта.

«Dare alla Luce» – серия, исполненная надежды. Простые сцены, выхваченные фотографией из застывших воспоминаний незнакомых людей, возвращают нас к собственным банальным моментам будничного прекрасного. Пронизывающие, кажется, самый обыкновенный кадр лучи словно наполняют его святостью высшего порядка. Любое мгновение может стать особенным, превратиться в чудо, дать силы, наполнить будущие годы смыслом. Да, вполне возможно, что даже и тот, что мы переживаем прямо сейчас.

Очень схожее ресурсное состояние описывает Евгений Водолазкин в романе «Авиатор», называя раем ощущение «отсутствия времени» (идеальное описание самой сути фотографии, не так ли?):

«Если время остановится, событий больше не будет. Останутся несобытия. Сосны вот останутся, снизу — коричневые, корявые, сверху — гладкие и янтарные. Крыжовник у изгороди тоже не пропадет. Скрип калитки, приглушенный плач ребенка на соседней даче, первый стук дождя по крыше веранды — все то, чего не отменяют смены правительств и падения империй. То, что осуществляется поверх истории — вневременно, освобожденно».

Надежда научиться чувствовать красоту деталей каждого проживаемого дня сопровождается ощущением легкой печали. Думать о смерти – естественно, но рассматривание снимков давно умерших людей не вызывает панику или экзистенциальный страх. «И это пройдет», – библейской аксиомой повторяют работы Фрэнд. Нити теплого струящегося света объединяют нас с теми, кто ушел, и теми, кто будет после. Мы все – часть космического замысла, разгадать его нельзя, но можно лишь принять как данность, почувствовав, что в своих вопросах мы никогда не были и не будем одиноки.

Эми Фрэнд

Атлантик Сити, 1948. Фото: Эми Фрэнд из серии «Dare alla Luce». Предоставлено автором

Но приятие страха и культивирование надежды – не единственное, на что способна серия «Dare alla Luce». Снимки возвращают нам целостность, восстанавливают чувство внутренней гармонии. Каждый из сюжетов фотографий, отобранных канадским автором для световых экспериментов, может переживаться нами как личный. Купальщики в Атлантик Сити – разве не версия стоп-кадра воспоминаний о советской Ялте или Сочи? Карточка с коронованной гроздьями звезд пожилой женщиной с маленькой девочкой на коленях – полузабытая фотография из нашего семейного альбома. Катание на лодке, цветущий сад на даче, новогодний каток… Все эти образы щедро возвращают нам собственные далекие переживания. Мы поддаемся течению ностальгии, и благодаря подсказкам чужой (коллективной) памяти вновь обретаем целостный образ себя. Становимся ли мы сильнее? Моложе? Энергичнее? Наивнее? Мягче? Каждый из купающихся в тепле «отдающих свет» снимков может собрать свою мозаику-реконструкцию «я», но согласитесь, насколько все же удивительным кажется тот факт, что в центре всех этих метаморфоз – старые безымянные карточки «на память», точной метафорой превращенные в резонирующее произведение искусства.

Свет далеких звезд, проникающий в тоннели времени, изрешетившие застывшие мгновения будней незнакомых людей, освещает наши «здесь и сейчас». И, рассматривая этот калейдоскоп, мы сами вплетаемся в летопись «света».

© Bleek Magazine. Текст: Ольга Бубич. Изображения: Эми Фрэнд.

Мы не просим нас хвалить или рекламировать. Но если вам понравился этот материал, нажмите кнопку «Like» или поделитесь им с друзьями. И тогда мы будем точно знать, какие публикации вам интересны. Оставляйте комментарии — мы любим общение.

Send this to a friend