Ольга Аверьянова о творчестве американского фотографа Джулии Блэкмон

Дети правят в мире Джули Блэкмон (JulieBlackmon, 1966). Они захватывают комнаты, дворы, дома целиком. Они впадают в неистовство, пытаясь завладеть нашим вниманием. Они очень заняты важной работой – быть детьми. Реальность в фотографиях Блэкмон вовсе нереальна. Это красивая сказка о счастливом детстве. Автор демонстрирует абсурдный, в чем-то сюрреалистичный, но очень трогательный взгляд на повседневную домашнюю жизнь – веселую, деятельную, хаотичную. Большинство из нас представляет себе классическую американскую семью так: «Мама – папа – пара-тройка детей – золотистый ретривер…» Если говорить о Блэкмон, она исключение из правил. Будучи старшей из девяти детей и матерью троих, в своих работах Блэкмон рассказывает истории об идеальной многодетной семье и всяких милых эпизодах, так украшающих повседневность. Иногда она пытается упорядочить домашний хаос, или позволяет ему разыграться, заполнить жизнь и захватить на время весь дом. «Я люблю лишь обозначать присутствие родителей, – замечает фотограф, – и мне нравится обыгрывать фигуру «сумасшедшей мамаши» – все мы отчасти таковыми являемся».

Джулия Блэкмон

Baby Toss, 2009.

Будучи старшей дочерью в семье из девяти детей, Джули Блэкмон прославилась своей серией «Домашние каникулы», показывающей в точно выверенных, постановочных фотографиях и коллажах повседневную жизнь американской многодетной семьи. Тема хорошо известна многим живописцам. Повседневная суета, хаос, хлопоты, семейная реальность — дом в полнейшем беспорядке, дети, шалящие, играющие, грустные и веселые, взрослые, уставшие от шума и вечных нравоучений в адрес своих чад – но, при этом милая, нежная атмосфера любви и домашнего уюта.

Фотохудожница исследует поведение и место членов семьи разного возраста в «домашнем ландшафте», противоречия, возникающие в жизни современных людей, ориентированных на воспитание детей с жесткими социальными требованиями. Детские игры и развлечения становятся спасительным убежищем, зачастую более ценных для самих взрослых.

Джулия Блэкмон

Airstream, 2011.

Маленький мир недалеко от взрослого, кажущегося таким значительным и важным. Он в соседней комнате, где дети устроили шум и гвалт, потому, что их они одни и никто не может помешать их важным занятиям. Интерес к ребенку Джулии Блэкмон скорее поэтический, чем прозаический, хотя она снимант реальных детей, и своих и их кузин и кузенов, друзей их сверстников. Дом как творение семьи, счастливый микрокосм, защишающий и больших и маленьких от всех вселенских ужасов. Миф о многодетной американской семье, выдуманный Блэкмон, так возвышен! Но и мистичен, наполнен чем-то таинственным и загадочным, чем-то, что уже нельзя понять, потому, что ты взрослый! Но любой взрослый навсегда остается сопричастным этому миру детства, потому, что взрослый – всего лишь производная ребенка. Где-то в укромных уголках «повзрослевшего сознания» всегда продолжает жить наше «маленькое Я». Время от времени оно заявляет о себе. Шепотом. Или громко, тогда взрослые тети и дяди начинают свою взрослую игру, которая называется Творчеством. В сновидениях, фантазиях, играх, исусстве мы на время возвращаемся в Миф детства. Именно освободившись от условностей реальности можно творить. Нельзя «покинуть детство», и слава Богу!

Она до сих пор живет в городе своего детства – Спрингфилде, штат Миссури, город где может быть живет самое счастливое мультипликационное семейство – семейство Симпсонов. Кстати 27 января 1992 года и сам президент США Джордж Буш-старший упомянул «Симпсонов» в своей речи, заявив: «Мы будем продолжать наши старания по укреплению американской семьи, чтобы сделать ее намного меньше похожей на Cимпсонов». Как бы не так. Большинство типичных американских семейств среднего класса как раз похожи именно на этот «антиидеал». Мультфильм, безусловно, это пародия на американский уклад жизни. Но сюжеты про «желтых человечков» – могут выглядеть наивным, мелодраматичным и даже несмешным, как и персонажи Блэкмон.

Родственники, соседи и в особенности их дети – вот они непоседливые герои фотографий Джули Блэкмон. Кажется, что люди входят и выходят из изображений, созданных Блэкмон, точно так же, как они заходят в гости. То здесь, то там виднеющиеся руки, ноги «покидающих» кадр персонажей. Подобный прием позволяют изображению как бы выплескиваться из рамы в реальность и наоборот, реальность входит в картинку. Зритель вовлекается в эту игру. Скептицизм здесь неуместен. Каждый должен верить в безусловность происходящего. У того, кто смотрит на все со стороны, может возникнуть впечатление нелепости и искусственности происходящего, для того чтобы быть захваченным игровой стихией, надо находиться внутри ее.

Джулия Блэкмон

Homegrown Food, 2012.

На протяжении десяти лет она была просто домохозяйкой – воспитывала детей. Ей было 35, когда фотография по счастливому стечению обстоятельств ее стала профессией. Семья переехала в ветхий столетний дом с темной комнатой в подвале, который отремонтировали и переоборудовали под фотостудию. Джулия купила камеру и начала снимать. «Это был способ разобраться в своей жизни», – вспоминает она. Искусство и жизнь неожиданно пересеклись и соединились.

«Внезапно я открыла упоительность жизни, которую не замечала раньше. Со временем мое творчество становилось все меньше и меньше посвященным мои детям и все больше – игре», – замечает фотограф. Ее ранние фотографии были черно-белыми. Однако они не отражали полностью идеи художницы. «Казалось, что снимки сделаны когда-то давно. Это был документальный взгляд на семейную жизнь. Мне хотелось рассказать об этом по-другому». Тогда она стала снимать в интерьере и в цвете. Снимать сначала подсмотренные, а потом придуманные сюжеты. Одна из первых програмных работ Блэкмон – «Полировка ногтей». Ее сестра разговаривает по телефону на кухне, в то время как ребенок на переднем плане красит ей ногти. Это было открытием. «Когда я увидела то, что получилось, я подумала: « Даже не похоже на действительность – так смешно и абсурдно все выглядело». Игра — своеобразный, свойственный детям, да и не только им способ постижения жизни. Малыши, ведь, подражают взрослым в своих играх. Средства воображения в игре разнообразны: действия детей, создание образа движениями, поступками, мимикой, словами, употребление различных предметов, сооружение построек. В игре много воображаемого, условного, «понарошку», как говорится; но переживания играющих всегда искренние, настоящие, реальные. Отсюда основное назначение игры — дать возможность активно действовать, выражать свои мысли и чувства. Игра – это потребность жизни в вымышленном мире. Джулия Блэкмон просто «фиксирует» эту потребность на уровне художественной формы.

Джулия Блэкмон

Garage Sale, 2013.

Отработанный композиционный рисунок игры способен cделать ее красивой. Фотограф режиссирует свои работы: расставляет людей в комнатах, использует заранее приготовленный антураж. Помимо того, она изучала голландскую и фламандскую живопись, ее привлекает особый способ построения пространства и перспективы у нидерландских художников XVII века. Ян Стен – голландских художник XVII столетия, специализировавшийся на бытовых сценах, безусловно, близок Блэкмон. «Мне нравятся его картины потому, что, несмотря на то, что им уже около 400 лет, в них есть что-то очень современное. Пожалуй, это ирония. На его картинах одновременно происходят сотни вещей». Действительно, картины «из жизни беспутных семейств» и в самом деле отменно удавались Стену.

Жесты в ее композициях, как и у Стена, очень важный повествовательный элемент, вокруг них и выстраивается вся вселенная изображений. «Иногда идея заложена непосредственно в снимке, – отмечает Джули, – Часто же она скрыта: важна не формальная правда, но наше восприятие жизни в данный момент». Большинство взрослых людей всячески стараются быть нормальными, а дети считает, что нормальное — это скучно, и делают такие вещи, о которых взрослые не смеют и мечтать. Мифология Блэкмон состоит в том, что жизнь нужно воспринимать как праздник, тогда идеальным мир становится реальностью.

Кино, фотография и живопись. Блэкмон не относит свои работы к определенному виду творчества: «Это род современного творческого синтеза. Я – как художник, который смотрит вечером на холст и думает, что он завтра на нем напишет». Но добавляет: «Мои вещи, все же, находятся в русле развития современной фотографии».

© Bleek Magazine. Текст: Ольга Аверьянова. Все изображения: Джулия Блэкмон.

Персональный сайт фотографа: www.julieblackmon.com

Все изображения предоставлены: Catherine Edelman Gallery, Чикаго, США.

Send this to a friend